сообщение №932

Карлос Сайнс. Коронованный «испанский выскочка»

Карлос Сенимор Сайнс
Карлос Сенимор Сайнс

«Если Айртон Сенна — латиноамериканский бриллиант в формуле 1, то Карлос Сайнс испанский эквивалент в ралли» - так западная спортивная пресса оценивает сегодня выступление двадцативосьмилетнего гонщика европейской команды «Тойота». В родной Испании Карлос Сенимор едва ли не самая популярная личность. Правда в его спортивной биографии  специалисты прочили ему головокружительную карьеру в гольфе и особенно в теннисе. Но  случилось, так что автомобильные гонки захватили Сайнса куда больше, чем турниры «Большого шлема». За какие-то два года он прочно обосновался в элите мирового ралли, за что журналисты окрестили его королем Карлосом.

Весь вторник после финиша на предпоследнем этапе мирового первенства в Италии Сайнс принимал поздравления. Готовый в любой момент расплакаться как дитя, он часто не находил, что отвечать. Опасаясь запутаться в английской грамматике, новый чемпион мира говорил заученными фразами: «Это самый важный день в моей жизни. Я никого из вас не забуду». И хотя на ралли «Сан-Ремо-90» он оказался лишь третьим, по итогам года за один этап до финиша чемпионата все его грозные конкуренты из Финляндии, Италии, Франции были повержены.

В семье до сих пор считают, что во всем виноват старший брат Карлоса Антонио. Это он сбил с пути истинного. Антонио постоянно участвовал в чемпионатах страны по ралли и заразил им младшего брата, который забросил теннисные ракетки и сел за руль сперва стандартного ФИАТа, потом спортивного «Рено», «Форда», наконец «Тойоты».

Между тем карьера будущего чемпиона была меньше всего похожа на путь триумфатора. Да, он дважды легко выигрывал чемпионат Испании, а вот в мировом первенстве все началось, наоборот, с неудач. Грешить было вроде не на что: машина — отличная, сервис — лучше не придумаешь...

Верующие изгоняют бесов постом и молитвой, ну а испанский гонщик нашел свое средство. Он начал готовиться к гонкам так, чтобы даже случайность не могла обернуться неудачей. Карлос изучил все инциденты последних лет, происшедшие с лучшими ралистами мира. После дотошного анализа больших и маленьких аварий он совершенно точно знал, где на той или иной трассе можно ждать сюрпризов. Тем не менее на первом этапе чемпионата 1990 года в Монте-Карло он только второй. Затем последовала неудача на Корсике — поломка машины.

До начала тренировок в Греции настроение в команде было хуже некуда. Сайнс и Мойя и предположить не могли, как блистательно выступят в самом суровом раунде чемпионата мира. Но дело даже не в престиже победы на «Акрополисе». Им суждено было впервые выиграть этап мирового первенства. «Мы знали,- вспоминает Льюис Мойя,- что располагаем фантастической машиной, и единственное, что нас в этом смысле беспокоило,- это покрышки. Но на первых же тренировках от неуверенности неосталось и следа. «Тойота» вела себя прекрасно Казалось, ее вообще невозможно сломать. А колеса... На них можно было переезжать огромные валуны. Однако о победе мы боялись и заикнуться».

После старта испанцы, как уже было несколько раз в течение сезона, захватили лидерство. А примчавшись через несколько дней первыми на финиш, никак не могли поверить, что фортуна сжалилась наконец над ними.

Следующий успех испанцев стал, пожалуй, самым сенсационным, и скажем без преувеличения грандиозным. Их великолепие на типично финском ралли «1000 озер» послужило поводом для восторженных комментариев телевидения и прессы. Спортивные обозреватели и репортеры все как один протрубили о свержении господства скандинавских гонщиков. Когда-то Карлос не мог оторваться от телевизора, если показывали «летучих финнов»: Ханну Микколу, Ари Ватанена, Маркку Алена, Тиммо Салонена. Он хотел научиться водить машину так же непринужденно и элегантно. Время бежит, и может быть сейчас молодые финны мечтают ездить как первый «нескандинав» - победитель гонки в Ювяскюля, с трамплинами, неимоверно быстрыми поворотами, где, по словам самих же хозяев трассы, автомобиль больше времени проводит в воздухе, чем на земле. Фанатики-болельщики, пытаясь остановить иностранца, опередившего их кумиров, выкатывали на дорогу камни, но Сайнс легко объезжал все ловушки, заслужив у финнов кличку «матадор». Они, видимо, не знают, что, в отличие от большинства своих соотечественников, миролюбивый Карлос не интересуется и не понимает бессмысленного кровопролития в корриде.

В чемпионате мира-90 победил Карлос Сайнс, а среди марок автомобилей — итальянская «Лянча».

«Я надеюсь, мы поможем «Тойоте» развеять миф о непобедимости «Лянчи». Но для начала нам предстоит выиграть «RAC-ралли» в Великобритании»,- говорил перед началом сезона 1990 будущий чемпион. Наполовину его прогноз уже сбылся.

За десять лет, прошедших со времени первого выступления Карлоса Сенимора Сайнса в соревнованиях любителей, он приобрел не только чемпионский титул профессионала. В своем спорте, который считает более рискованным, чем гонки формулы 1, он старается учесть все, чтобы быть на сто процентов правым. Взять хотя бы стенограмму, которую он составляет для каждого этапа ралли. Его штурману Льюису при подходе к поворотам часто приходится говорить много больше, чем это принято в других экипажах. Из поля зрения пилота не ускользает ни малейшая деталь. Карлос педантичен, строг к себе и окружающим и в тоже время не заносчив, добр. Он объясняется на четырех языках, не забывает о других видах спорта. Интересно, что механики, во всем ему подражая, давно привыкли бегать не меньше восьми километров каждое утро.

Главное отличие Сайнса, как первого пилота команды, от когда-то занимавшего это место Канккунена в том, что, если Юха настраивался победить в гонке какого-то одного (чаще главного) соперника, Карлос готов победить любого, даже самого себя.

С. НИКОЛЬСКИЙ
За рулем (№5, 1991)