сообщение №934

Жан Алези

Даже беглого взгляда на статистику Больших призов формулы 1 достаточно, чтобы отметить: ни один победитель европейского первенства в классе машин формулы 2, а с 1985 года формулы 3000 не смог примерить мировую чемпионскую корону. Факт, честно говоря, загадочный, поскольку все чемпионы Старого Света — гонщики высокой квалификации, по мировым меркам. Может быть, поэтому из нескольких версий, объясняющих неудачи звезд континентальных трасс в формуле 1, нередко побеждает та, в которой главную роль играет некая потусторонняя сила.

Жан Алези.
Жан Алези.

В 1989 году на небосклоне Гран-При появился очередной лауреат формулы 3000 — француз Жан Алези. Молодой амбициозный пилот, не стесняясь элиты автоспорта, заработал в первых восьми гонках на автомобиле «Тиррел-Хонда» восемь очков. Такое резвое начало позволило ему получить прессу, достойную самого Айртона Сенны. Очарованный бразилец, обычно скупой на похвалу, присоединился к хору, поющему диферамбы новой французской звезде: «Жан с ходу покорил формулу 1. На мой взгляд, он способен стать чемпионом мира». Алези не оспаривал точку зрения Сенны, ведь он «пришел с твердой решимостью нарушить печальные для европейских чемпионов традиции». Однако время текло, за плечами у француза остались три сезона в формуле 1, причем последний в легендарной «Феррари», а достигнутые за эти годы успехи — несколько призовых мест на этапах чемпионата мира — поубавили оптимизма. Неужели и Алези, объявленный самым перспективным пилотом формулы 1 последних лет, попал под влияние злых сил?

Чтобы разобраться в этом, вспомним, с чего начинал «Гаврош» (так называли Жана в детстве), каким образом он завоевал титул европейского чемпиона и попал в поле зрения менеджеров формулы 1.

Родился Жан Алези 11 июня 1964 года в Авиньоне. Он итальянец, и в его жилах течет сицилийская кровь. В 1959 году родители покинули захолустный городок Аркамо и перебрались на юг Франции. Отец сходил с ума по раллийным гонкам. Естественно, и будущее сына представлял в кабине мощного ФИАТа, «Лянчи» или «Форда», мчавшегося по бездорожью. Родительское желание предопределило жизненный выбор мальчика — только автоспорт и только профессия автогонщика. Правда, раллийный вирус, к большому сожалению отца, не привился Жану. Езда по пересеченной местности не для него, то ли дело кольцевые гонки. А путь в «кольцо» начинается с картинга. И пятнадцатилетний «Гаврош» участвует в региональных соревнованиях, получает первые призы. В 1982 году он пробует силы в национальном чемпионате. Борется отчаянно. Но, что это? Многие соперники быстрее и, видимо, способнее его. Сразу семь молодых картингистов в итоговом зачете поднялись выше Алези.

Нет, с картингом покончено. Надо учиться ездить у профессионалов и не где-нибудь, а в знаменитой школе «Уинфилд рэйсинг скул». Учеба на деньги отца, открывшего автомастерскую, и практика в гонках на дорожном «Рено-5» пролетели незаметно и дали отличные результаты. В финальном заезде на трассе «Поль Рикар» в Ле-Кастелле Алези получил звание «Пилот ЭЛФ» и автомобиль «Мартини» формулы «Рено» в качестве главного приза. Теперь двери национального чемпионата в этом классе машин для него были открыты.

Дядюшка Тиррел мастер открывать таланты. Кен Тиррел и его последняя находка — француз Жан Алези.
Дядюшка Тиррел мастер открывать таланты. Кен Тиррел и его последняя находка — француз Жан Алези.

Адаптация в новых условиях проходила тяжело. В распоряжении «Гавроша» находился только один механик — друг семьи, с потрепанным разъездным грузовичком «Ситроен». Стремление соперничать на равных с хорошо подготовленными конкурентами давалось потом и кровью. Однако маленькая команда не отчаивалась. Вера в лучшее плюс исключительная работоспособность помогли ей выжить и относительно успешно продержаться целых два сезона. В первом из них Алези занял в общем зачете десятое место, во втором — пятое.

После ученичества на пути молодого француза встала формула 3 с более мощными гоночными машинами. Тем не менее чемпионат Франции 1986 года мог быть для Жана триумфальным, да только нервы на последних этапах подвели. Слабостью Алези воспользовался его близкий приятель Янник Дальма, который отодвинул «Гавроша» на вторую ступеньку пьедестала почета. К счастью, Алези не замкнулся на домашнем первенстве и со своей «Далларой» проехался по Европе и Азии, других посмотреть, себя показать. Был пятым в Монце, восьмым в Макао, девятым в Монако. Результаты, конечно, не могли служить трамплином в высшие формулы, однако они повлияли на финансовые дела в формуле 3. В судьбу «Гавроша» вмешался старший брат Жозе, финансовый директор команды «Джордан» формулы 3000. Брат до поры до времени не вмешивался в мои дела, глядя какой гонщик из меня вырастет,- вспоминает Жан.- А после гонки в Монце он мне сказал, что я дорос до команды ORECA, находившейся на дотации концерна «Филип Моррис».

В тепличных условиях на хорошо подготовленных машинах, вначале «Мартини», затем «Даллара», Жан Алези «разобрался» с соперниками должным образом. Титул чемпиона Франции выиграл с большим преимуществом, одержав семь побед. Руководство команды осталось им довольно, и в 1988 году содружество продолжилось на более высоком уровне — в формуле 3000. Сезон, обещавший столь многое, принес разочарование. У команды в этом классе существовали нерешенные проблемы. Пересадки из одной машины в другую, поиск лучшего двигателя выбивали Алези из колеи, не давали сосредоточиться, что, естественно, сказалось на результате — общее десятое место с одним вторым местом на этапе в По.

Оставаться в ORECA, чтобы познать радость дальнейших смен автомобилей? А на что родственные связи? По протекции брата Жан без особых проблем оказался в команде ирландца Эдди Джордана. «Алези на первых двух этапах чемпионата Европы 1989 года просто шокировал меня,- делился впечатлениями Эдди.- Он ездил как идиот, и я честно сказал ему об этом». Джордан — хороший психолог, и его резкость была отнюдь не случайной. Восприняв должным образом критику, Алези сделал правильные выводы. Оставшуюся часть чемпионата отъездил очень собранно, одержал на автомобиле «Рейнард» три победы в По, Бирмингеме, Спа и вырвал у своего соотечественника Эрика Кома чемпионское звание.

«Став победителем в формуле 3000, я через пару дней уже забыл об этом,- говорит Алези.- Все внимание сконцентрировал на формуле 1. Ездил за сильную команду «Тиррел», управлял отличным автомобилем». Всем известно, что Кен Тиррел — мастер открывать таланты. Еще в то время как Алези нетвердым шагом шел к победе в формуле 3000, опытный англичанин предложил ему поездить на нескольких этапах в формуле 1. И те восемь гонок в 1989 году, как мы знаем, наделали много шума. Разумеется, в следующем сезоне Алези остался у «дядюшки» Тиррела. А добытые вторые места в США и Монако в остром соперничестве с самим Сенной подняли и без того высокий рейтинг француза. Трудно сказать, что затем произошло. Может действительно роковые обстоятельства сделали свое черное дело. Двенадцать этапов подряд не мог Жан войти в первую шестерку на финише. При всем при том автомобиль «Тиррел» оставался вполне конкурентоспособным. Казалось, с переходом в 1991 году в «Феррари» полоса неудач закончится. Однако в прошлом сезоне итальянская команда пережила кризис, которого не испытывала с начала 80-х годов. Так что три третьих места Алези на прошлогодних Больших призах можно считать успехом.

Жан Алези за рулем Феррари.
Жан Алези за рулем Феррари.

Сейчас восторженные слова в адрес французского гонщика не раздаются, а руководство «Феррари» его откровенно критикует. Дело дошло до того, что боссы итальянской команды долго колебались, продлять ли контракт с Алези в нынешнем сезоне или нет. До сих пор его судьба остается до конца нерешенной.

Нечто подобное происходило со многими европейскими чемпионами: от славы и надежд они приходили к разочарованию и забвению. Хочется верить, что «Гаврош» в дальнейшем избежит роковых стечений обстоятельств, мешающих показать все лучшее, на что он способен. А наш вопрос, заданный в начале, оставим пока без ответа. Ведь на протяжении всей своей спортивной карьеры Алези добирался-таки до намеченных вершин. «Несмотря ни на что я попытаюсь стать чемпионом мира,- говорит он.- Когда? Не знаю точно, как не знал, когда стану чемпионом Франции или Европы. Моя судьба не похожа на чью либо другую, и я верю в удачу. Дайте только время».

С. ДОРОФЕЕВ (За рулем №1, 1992)