сообщение №1135

В начале славных дел

Безоговорочное преимущество, которым обладали в прошлом сезоне автомобили команды «Вильямс», оснащенные моторами «Рено», для многих стало сюрпризом. Как удалось французским конструкторам создать столь мощный и надежный двигатель, что перед ним спасовала даже непобедимая «Хонда»?

Однако произошло это совсем не вдруг, путь к триумфу в формуле 1 начался для инженеров «Рено» более 20 лет назад и отнюдь не был усыпан розами.

В 1972 году в Вири-Шатийон, где располагался научно-исследовательский центр фирмы, Франсуа Кастанж спроектировал 6-цилиндровый V-образный мотор рабочим объемом два литра и мощностью 270 л. с. Уже в следующем году в Дьепе на принадлежащем «Рено» заводе «Альпин» этот двигатель установили на спортивный прототип «A440» конструкции Андрэ де Кортанза. Еще через год мотор получил 24-клапанную головку, мощность возросла до 285 л. с. Сам же двигатель выполнял роль полунесущего элемента в конструкции очередной модели — «Рено-Альпин-A441». Оба этих автомобиля позволили заводской команде стать фаворитом проводившегося в то время чемпионата Европы для двухлитровых спорт-прототипов. Это сравнительно малоизвестное и несколько провинциальное первенство стало лишь первой ступенькой. Следующая цель была потруднее — чемпионат мира в гонках на выносливость.

Для этого с большой помпой французы создали «национальную команду» с мощным французским спонсором — ЭЛФ, французским производителем шин «Мишлен» и французскими гонщиками. «Шестерку» «Рено» рабочим объемом 1997 см3 (диаметр цилиндра 86 мм, ход поршня 57,3 мм) оснастили турбокомпрессором «Гарретт», что повысило мощность чуть ли не вдвое — до 500 л. с. при 9900 об/мин. Это уже был весомый аргумент в споре с тогдашними лидерами — «Порше» и «Альфа-Ромео». И в первой же своей гонке, в итальянском Муджелло построенный в Дьепе «Рено-Альпин-A442» пилоты Жерар Лярусс (нынешний шеф команды формулы 1 «Вентури») и Жан-Пьер Жабуй вывели в победители.

Однако за столь многообещающим началом не последовало продолжения. «Альпины» будто преследовал злой рок. Машины команды, как правило, были среди лучших в тренировках (сенсацией стало, например, первое место на старте Ле-Мана-76 с 6,5-секундным преимуществом над вторым автомобилем); но в гонках они чаще всего вовсе не добирались до финиша: поломки турбокомпрессора, многочисленные проколы злосчастных «мишленов», неопытность молодых французских пилотов (ох уж этот патриотизм!). Несмотря на то, что и в Дьепе, и в лабораториях «Рено» шла интенсивная работа по совершенствованию машины — только к сезону-76 было внесено 140 изменений в ее конструкцию — победы заставляли себя ждать.

Наконец, после двух лет относительно безуспешных попыток завоевать чемпионский титул (лишь три вторых места на этапах в 1976 году), руководство «Рено» решило не распылять силы и сконцентрироваться на одной гонке — 24-часовых состязаниях в Ле-Мане.

В 1977 году на старт вышли уже четыре автомобиля. Два «Рено-Альпин-A442A» и два «Миража» с моторами «Рено». Полсуток лидировали «альпины» и вновь не добрались до финиша. За «честь семьи» постоял один из «миражей», занявший второе место.

И только на следующий год — спустя шесть лет с начала работы над гоночными моторами — пришла первая большая победа. На этот раз крупнейшая французская автомобильная фирма сделала все, чтобы добиться своего. Наряду с прошлогодними «A442A» уже в специально выстроенном центре «Рено-Спорт» были подготовлены «A442B» с существенно модифицированным кузовом и совсем новые машины «A443» с 520-сильным мотором увеличенного до 2140 см3 рабочего объема и удлиненным кузовом (база 2460 против 2310 мм) с полузакрытым кокпитом.

На протяжении всей гонки, сменяя один другого, «альпины» лидировали, а первым пересек финишную черту экипаж Жан-Пьер Жоссо — Дидье Пирони на «Рено-Альпин-A442B» (именно эту машину представляем мы в сегодняшнем «Ретро-альбоме»). Четвертыми закончили состязания Ги Фрекелен (нынешний руководитель спортивного отделения «Ситроена»), Жан Раньотти и Хосе Долем на «A442A».

Руководители «Рено» вздохнули с облегчением — хотя и с гораздо большими издержками, чем предполагалось вначале, цель была достигнута. Победа в Ле-Мане подтвердила правоту французов, годом раньше впервые в формуле 1 сделавших ставку на полуторалитровый турбонаддувный мотор. И тут же с Ле-Маном было покончено — все усилия направили на формулу 1.

Уже через год — 1 июля 1979 года «Рено-RS10» одержал свою первую победу в Гран-при, но до настоящего триумфа — выигрыша чемпионата мира — оставалось еще долгих тринадцать лет.

А. МЕЛЬНИК (АМС №4, 1993)
Рис. С. СИСИНА