сообщение №1139

На «танках» за большим призом

Автомобили «Бугатти» впервые отправились на охоту за Большим призом Франции в 1922 году. В то время «патрон», как уже тогда называли еще не слишком знаменитого конструктора из Мольсема Этторе Бугатти, увлекался аэродинамикой. Ему казалось, что, победив сопротивление воздуха, его машины автоматически победят своих соперников.

Первый «большой» гоночный «Бугатти» — «Тип 30» был на редкость уродлив. Он напоминал чудовищных размеров сардельку на тонких, как паучьи лапы, колесах.

Однако второе и третье места в гонке за французский Гран-при заставили соперников относиться к новичку уважительно. Впрочем, эти результаты нисколько не удовлетворили самого «патрона». Его интересовала только победа. Ведь лишь в этом случае можно будет сказать, что Бугатти покорил воздух. И он принялся конструировать новый автомобиль — «Тип 32».

Шасси «патрон» оставил без изменений, лишь до предела (1981 мм) сократив базу. Мотор был прежним — 8-цилиндровый рядный рабочим объемом 1991 см3 (ход поршня 88 мм, диаметр цилиндра 60 мм) с несъемной головкой, тремя клапанами на цилиндр и одним верхним распределительным валом. Он развивал всего лишь 76 л. с. при 4500 об/мин — на 30-40 л. с. меньше, чем основные конкуренты «Санбим» и ФИАТ. Но Бугатти не слишком переживал по этому поводу. Поставив все на одну карту, он считал, что решающим козырем станет совершенная аэродинамика его автомобилей.

Кузов «Бугатти» и в самом деле не имел ничего общего с обычными конструкциями — хоть и двухместными, но узкими, похожими на лодку со слегка скругленными углами. Впервые в истории гонок Гран-при он полностью закрывал колеса. Очень низкий (всего 787 мм), с необычайно малым клиренсом, скругленным передком и плавно спускающейся «кормой», он чем-то неуловимо напоминал танки времен первой мировой войны.

Дебют машины состоялся 2 июля 1923 года в Турени, где на огромном, в 22,8 километра длиной кольце проходил очередной Гран-при Франции. Команда «Бугатти» состояла из трех экипажей — немца Э. Фридериха, князя де Цистриа и П. Марко. Пилоты эти не входили в тогдашнюю элиту. Их приглашение, видимо, объяснялось известной скупостью «патрона» — сильным спортсменам нужно было платить.

Гонка началась с крупной неприятности. Уже на первом круге де Цистриа не удержал машину в повороте и на скорости 160 км/ч вылетел с трассы прямо в толпу болельщиков. К счастью, обошлось без жертв, хотя 15 человек были ранены. И дальше дела «танковой бригады» Бугатти шли через пень-колоду. Фридерих держался на седьмом месте, на каждом круге проигрывая лидерам по две минуты, а то и больше. Марко был и вовсе среди аутсайдеров, пока не сошел в середине 800-километровой дистанции, повредив автомобиль в одном из поворотов.

«Бугатти» разочаровали. На прямых благодаря максимальной скорости в 183 км/ч они еще могли побороться с «Санбимом» (182 км/ч), хотя и значительно уступали ФИАТу (198 км/ч). Но в поворотах проигрывали вчистую. Короткобазные, с малым дорожным просветом и чересчур жесткой подвеской, «Бугатти» плохо держали дорогу, которая была большей частью обычным проселком — неровным, с разбросанными тут и там камнями.

Правда, один из «танков» пробрался-таки на призовое место — Фридерих был на финише третьим. Однако это стало возможным скорее благодаря неудачам соперников и надежности мотора «Бугатти» — отставание почти в полчаса говорило само за себя.

Разочарованный «патрон» после этой неудачи распродал свои «танки» и надолго забросил «аэродинамические опыты». А следующий автомобиль Гран-при с кузовом, закрывающим колеса, появился через тридцать с лишним лет.

Бугатти тип 32. рис. С.Сисина.
Бугатти тип 32. рис. С.Сисина.

А. МЕЛЬНИК (АМС №5, 1993)