сообщение №1143

Де Дион, который покорил весь мир

Сколько молодых людей с большими деньгами, а чаще с большими амбициями пытались покорить Париж! Со времен бессмертного Д'Артаньяна до наших дней их было, наверное, десятки тысяч. Но редко кому это удавалось. Каждому же, кто преуспел, приходилось изобретать нечто особенное, чтобы «столица мира», которую трудно удивить чем бы то ни было, приняла их и оценила. Так, Альберу де Диону помогли в этом... автомобили.

Когда в 1880 году в высшем парижском обществе появился 24-летний граф де Дион, казалось, ему уготовано блестящее будущее. В самом деле, молодость, богатство, знатность — он был потомком старинного аристократического рода — эта беспроигрышная комбинация открывала ему двери самых роскошных салонов. К тому же по части элегантности, остроумия, энергии и изобретательности в организации развлечений молодой граф заметно выделялся среди других. «Движение — моя страсть», — говорил он. И слова не расходились с делом. Де Дион обладал прекрасной коллекцией карет, а своим умением управлять самыми быстрыми упряжками он завоевал признание всей элиты Парижа.

И все же получить репутацию богатого непоседы еще не значило покорить Париж. Французы, а вернее, ничтожное их число — обитатели нескольких десятков дворцов и особняков — видели в Альбере вполне обычного прожигателя жизни, блестящего, но не слишком интересного. Мало кто догадывался, что за веселым нравом и полной приключений жизнью молодого аристократа крылось нечто большее, чем просто жажда скорости и славы.

Как-то герцог Морни давал бал и желал украсить его какой-либо забавой. В таком деле без помощи де Диона трудно было обойтись. На Итальянском бульваре граф случайно увидел и приобрел восхитительную модель парового локомотива. Двое знатных мужчин, словно маленькие дети, улеглись на паркет, а перед их глазами с тихим шипением бегала удивительная игрушка. Для герцога локомотивчик оказался всего лишь мимолетным увлечением, зато жизнь де Диона эта невинная забава повернула решительным образом.

Спустя несколько месяцев граф разыскал ремесленников, изготовивших игрушку, и стал работать вместе с ними. Скандал разразился позже, когда любимец женщин, король светских балов, Альбер, собственноручно вывел на улицы Парижа громыхающий, извергающий клубы пара и дыма экипаж. Это был паровой автомобиль.

Де Дион мог безнаказанно учинить погром на рынке, сбросить в Сену полицейского, расстрелять роскошную люстру в «Кафе де Пари». Он мог бы прокатить обнаженных девиц по Булонскому лесу в одной из своих карет и даже вызвать на дуэль президента Республики — все сошло бы ему с рук! Но сесть на грязное «чудовище» вместе с ремесленником! Более того, поставить свое имя рядом с именами простолюдинов — «Де Дион-Бутон и Трепарду»!

Поведение графа возмутило родственников, и для Альбера закрыли доступ к семейному бюджету. Но остановить его уже ничто не могло. Неожиданно и очень скоро паровые экипажи стали модой. Тесная мастерская превратилась вскоре в небольшую фабрику. Весьма кстати оказался и заказ на паровые машины для военного флота, обеспечивший графу де Диону солидный доход и соответствующее ему уважение. Пришлось и семье сменить гнев на милость. А имя «парового графа» стало известно не только в Париже, но и во всей Франции.

За рулем первого «Де Диона» с бензиновым мотором — инженер Жорж Бутон. Справа — граф Альбер.
За рулем первого «Де Диона» с бензиновым мотором — инженер Жорж Бутон. Справа — граф Альбер.

Альбер де Дион был волевым человеком. Сознавая недостаток знаний, он получил инженерное образование, превратившись из способного экспериментатора в талантливого конструктора. Его машины долгое время занимали ведущее положение в автомобилестроении.

В 1894 году триумфом де Диона завершились первые в истории автомобильные состязания на трассе Париж — Руан. Солидный и комфортабельный паровик графа отличался изрядным «аппетитом» — на весь путь пятиместной машине весом в две тонны понадобилось полторы тонны воды и топлива. Однако это не помешало ему опередить два десятка других «безлошадных экипажей», в основном бензиновых. Правда, жюри отняло у графа заслуженную победу на том смехотворном основании, что его машина — и не автомобиль вовсе, а всего-навсего паровой тягач с прицепной коляской. Но де Дион и не думал расстраиваться. Он тут же загорелся идеей организовать что-либо более грандиозное. Гонка Париж — Бордо — Париж! Влиятельная газета «Пети Журналь» отказалась финансировать столь рискованное предприятие. Но неунывающий граф прибег к подписному листу и собрал 75000 франков.

Машины стартовали из Парижа 11 июня 1895 года. Гонка показала полное преимущество бензиновых автомобилей, самому де Диону на паромобиле дойти до финиша не удалось. К чести графа нужно сказать, он быстро понял, что будущее за двигателями внутреннего сгорания, и, в очередной раз проявив завидное деловое чутье, изменил программу своей фабрики. Из-за этого ему пришлось даже расстаться со своим другом и ведущим инженером Трепарду, фанатично преданным паровой машине.

Одноцилиндровый мотор де Диона рабочим объемом 215-250 см3 (ход поршня 70 мм, диаметр цилиндра 58, 63 и 68 мм) и мощностью 1,25-1,75 л. с. получился
Одноцилиндровый мотор де Диона рабочим объемом 215-250 см3 (ход поршня 70 мм, диаметр цилиндра 58, 63 и 68 мм) и мощностью 1,25-1,75 л. с. получился настолько удачным, что его использовали в своих автомобилях 28 французских, 7 английских, 6 итальянских, по 5 немецких и американских заводов и русская фабрика «Фрезе».

Проиграв соревнования как гонщик, де Дион добился большого успеха как организатор. В Париже все только и говорили, что о новомодных состязаниях автомобилей. А ведь реклама — двигатель торговли, и вот уже проспекты с описаниями различных моделей машин «Де Дион» идут нарасхват. А граф между тем пошел еще дальше, решив, что необходимо создать постоянный комитет, который бы занимался организацией автомобильных соревнований.

Осенью 1895 года на большой банкет во дворце «Куи д'Орсей», принадлежавшем де Диону, собрались известные всей Франции — кто своими званиями, кто состоянием, — любители автомобилей. В числе приглашенных — маститый физик, член Академии Марсель Дюпре, горячий пропагандист автомобилизма и аэронавтики владелец американской газеты «Нью-Йорк Геральд» Джеймс Гордон-Бенетт, известный парижский журналист Поль Мейан. Здесь в «Куи д'Орсей» и был основан Автомобильный клуб Франции.

Почетным президентом клуба избрали М. Дюпре, президентом — барона ван Цюилена, вице-президентами — А. де Диона и Г. Менье, генеральным секретарем — П. Мейана.

Автомобильный клуб Франции стал действительно инициативной организацией, способствовавшей развитию автоспорта и автомобильной техники. В 1906 году клуб организовал кольцевую гонку в Ле-Мане, получившую название Большой приз Франции. Позже гонки этого типа стали проводиться и в других странах, превратившись в 1950 году в самый престижный чемпионат мира по автогонкам формулы 1.

Де Дион вел самую активную деятельность в Автомобильном клубе, президентом которого стал позднее. Занимался он и политикой. Начиная с 1902 года Альбер 20 лет подряд избирался в парламент Республики, а в 1923-м — в сенат. Теперь его уже знала вся Франция.

И все же автомобиль был для него главным в жизни. В машинах де Диона воплощались самые прогрессивные конструкторские идеи того времени. Жесткая подвеска «Де Дион» и по сей день хорошо известна всем автомобилистам.

В 1946 году кавалер Ордена Почетного Легиона граф Альбер де Дион умер в возрасте 90 лет. До последних дней он живо интересовался автомобилями и их развитием, был почетным президентом Автомобильного клуба Франции и Французского аэроклуба.

Так закончилась история удивительного человека, сумевшего покорить Париж столь необычным образом и вошедшего в историю под именем «автомобильного графа».

В. ЗУБЧЕНКО (АМС №6, 1993)