сообщение №928

Бенеттон

Дебют в формуле 1 – Гран при Италии 1981 года, до начала нынешнего сезона 121 Гран при, 3 лучших результата в тренировках, 7 рекордов круга, 2 победы, 2 вторых, 14 третьих, 10 четвертых, 12 шестых мест, 151 очко, в среднем 1,25 на один Гран при.

Разными путями на сцена формулы 1 появляются новые команды. Одни, как «Мак-Ларен» (McLaren), «Брэбхэм» (Brabham), «Сертиз» (Surtees), пробуждает к жизни громкая слава их основателей-гонщиков. Другие обязаны своим существованием деловым качествам и таланту владельцев, как «Тиррел» (Tyrrel), «Вильямс» (Williams) или «Лотос» (Lotus). Третьи становятся результатом попыток автомобильных заводов повысить престиж своей продукции столь дорогостоящим и хлопотным способом – «Мерседес-Бенц» (Mercedes-Benz), «Хонда» (Honda), «Рено» (Renault). В последние же годы новички чаще всего приходят из мира бизнеса. Немало деловых людей рассматривает формулу 1 как выгодное вложение капитала. И есть среди них такие, кто, не довольствуясь одной только рекламой, мечтает о лаврах Энцо Феррари (Enzo Ferrari) и Колина Чапмена (Colin Chapman).

Команда «Бенеттон формула» (Benetton Formula) возникла благодаря сразу двум фабрикантам... спортивной одежды.

Так Риккардо Патрезе (слева) поздравил своего соотечественника Алессандро Наннини с победой в Японии.
Так Риккардо Патрезе (слева) поздравил своего соотечественника Алессандро Наннини с победой в Японии.

Первый из них – Тед Тоулмен (Ted Toleman), как и многие британцы, был не только солидным предпринимателем, но и завзятым спортсменом. Глава фирмы «Тоулмен Гроуп» (Toleman Group), объединяющей 12 текстильных и транспортных фирм, увлекался гонками на сверхмощных моторных лодках и страстно любил автоспорт. Финансировать различные команды он начал еще в 1971 году и, попробовав кольцевые гонки и ралли, в 1978-м вступил в формулу 2. Успех пришел быстро – уже через два года гонщики «Тоулмена» Б. Хентон (Brian Henton) и Д. Уорвик (Derek Warwick) заняли два первых места в чемпионате Европы. Возможно, это вскружило британцу голову, и в следующем, 1981 году команда «Тоулмен Гроуп Моторспорт» (Toleman Group Motorsport), продав производство машин формулы 2 фирме «Лола» (Lola), дебютирует в формуле 1.

Однако там дела пошли совсем не так гладко, как планировалось. Лишь дважды за весь сезон гонщикам команды удалось пройти квалификационные заезды и стартовать в гонках. И это несмотря на то, что готовилась команда к дебюту очень серьезно. Впервые в формуле 1 на «тоулменах» использовался 4-цилиндровый двигатель с турбонаддувом и радиальные шины итальянской фирмы «Пирелли» (Pirelli). Все же после первых неудач никто в команде и не думал опускать руки – если не удалась лихая атака, придется приступить к долговременной осаде. Тед, как настоящий предприниматель, солидно подошел к решению этой задачи. Кузова новых автомобилей разрабатывались талантливым конструктором Рори Берном (Rory Byrne) и доводились в университетских аэродинамических тоннелях в Лондоне и Саутгемптоне. Английский специалист Брайан Харт (Brian Hart), создавший двигатель новой машины, постоянно работал над повышением его мощности и надежности.

Майкл Крейнфусс – шеф спортивного отделения концерна «Форд».
Майкл Крейнфусс – шеф спортивного отделения концерна «Форд».

И понемногу положение стало меняться к лучшему. В 1982 году рекорд круга в Зандворте установил Уорвик. В следующем он же дважды был четвертым – в Голландии и ЮАР. А в 1984 году пришедший в команду из формулы 3 24-летний бразильский гонщик Айртон Сенна (Ayrton Senna) едва не побил в Монте-Карло самого Алена Проста (Alan Prost), заняв второе место. Но, как известно, в формуле множество подводных камней. И самая что ни на есть удачливая команда буквально в течение нескольких дней может оказаться без спонсоров, без денег, без двигателей или без гонщиков. Так произошло и с «Тоулменом». Казалось, команда на подъеме: результаты растут, за нее выступает самый талантливый, как считают все специалисты, новичок, уже есть опыт и можно бороться за Большие призы. Но вдруг Алекс Хокридж (Alex Hawkridge), менеджер «Тоулмена», рассорился с «Пирелли», и итальянцы наотрез отказались поставлять команде шины. Перед сезоном 1985 года сложилась удивительная ситуация: у англичан было все – надежные машины, хорошие гонщики и механики, отличные конструкторы и даже спонсоры. Не было одного – резины! Сезон начался, но ни «Пирелли», ни «Гудьир» (Goodyear) так и не продали «Тоулмену» ни одной покрышки. Положение стало критическим, заговорили о близком крахе английской «конюшни». И тут на сцену выступил еще один торговец.

Лючано Бенеттон (Luciano Benetton) – владелец нескольких фабрик по производству одежды и сети магазинов в Европе, Азии и Америке. Сам Лючано, как и Тед Тоулмен, увлекался спортом. Вместе со своими братьями он занимался велосипедом, баскетболом, греблей. Может быть эти занятия и натолкнули Бенеттона на идею рекламы своей фирмы на соревнованиях. Вскоре белая надпись «Бенеттон» на зеленом поле стала привычна на матчах регбистов, баскетболистов, ватерполистов. Фирма основала фонд для подготовки в Италии молодых легкоатлетов. А в 1983 году в цвета Бенеттона оделась команда формулы 1 «Тиррел». Потом Бенеттон финансировал «Альфа-Ромео» (Alfa Romeo), однако скоро решил, что «иметь собственную команду с точки зрения имиджа гораздо более сильное средство, чем просто спонсорство над какой-то машиной». А тут как раз в затруднительное положение попал «Тоулмен». И к концу сезона-85 дело было слажено. Английская команда сохранила свою производственную базу и штаб-квартиру в Англии, получила шины «Пирелли», но за это должна была изменить свое имя – теперь она называлась «Бенеттон».

«Бенеттон Б 188» - этот автомобиль принес команде третье место в Кубке конструкторов в 1988 году.
«Бенеттон Б 188» - этот автомобиль принес команде третье место в Кубке конструкторов в 1988 году.

Нужно сказать, что теперешняя команда, несмотря на то что изменилось лишь название, совсем не походила на прежнюю. Нынешнего владельца, в отличие от Теда, который любил автогонки, интересовал прежде всего бизнес. Бывшего неуживчивого менеджера Хокриджа сменил итальянец Давид Поалини (David Paolini) (этим-то, видимо, и объясняется сговорчивость итальянского шинного концерна), спортивным шефом стал Питер Коллинз (Peter Collins), сам в прошлом отличный гонщик. Пилотами команды – итальянец Тео Фаби (Teo Fabi), покоривший незадолго до этого Америку прекрасным выступлением в формуле CART, и молодой австриец Герхард Бергер (Gerhard Berger) – протеже самого Лауды.

И уже в первом сезоне с новым именем команда серьезно заявила о себе – Бергеру удалось выиграть Большой приз Мексики.

Джон Барнард – один из талантливейших конструкторов формулы 1 80-х годов.
Джон Барнард – один из талантливейших конструкторов формулы 1 80-х годов.

В последующие годы дела «Бенеттона» неуклонно шли в гору. Несмотря на то, что каждый год менялся тип используемого двигателя, результаты команды стабильно росли, и в 1988 году «Бенеттон» занял 3-е место в Кубке конструкторов. А в прошлом сезоне команда сделала еще один шаг наверх. «Бенеттон» заключил соглашение о сотрудничестве со спортивным отделением концерна «Форд» (Ford). Новые двигатели, разработанные специалистами «Форда», «Косворта» (Cosworth) и японской фирмы «Ямаха» (Yamaha), предназначались только для этой команды. Но за это пришлось расплатиться некоторой долей самостоятельности. Ведь громадный транснациональный концерн не интересуют вторые-третьи места. Если уж он вернулся на сцену формулы 1, то только затем, чтобы побеждать. И Майкл Крейнфусс (Michael Kranfuss), спортивный шеф «Форда», весьма твердо на этом настаивал. На рубеже сезонов 1989-1990 годов «Бенеттон» претерпел генеральную реконструкцию. По мнению Крейнфусса (а значит и заокеанских держателей акций), в команде все должно быть самым лучшим – и инженеры, и гонщики, и механики. А раз так, значит Рори Берн, 10 лет верой и правдой служивший команде, но так и не создавший, к своему несчастью, чемпионский автомобиль, должен был уступить место главного конструктора знаменитому Джону Барнарду (John Barnard). Главный менеджер Давид Паолини, слишком уж либерально относившийся к гонщикам, был заменен Флавио Бриаторе (Flavio Briatore). Дабы, видимо, подстегнуть механиков заменен был и спортивный руководитель – вместо Пита Коллинза – Гордон Месаж (Gordon Message). А на место подававшего надежды, не слишком удачливого английского гонщика Джонни Херберта (Johnny Herbert) за несколько миллионов долларов был приобретен трехкратный чемпион мира Нельсон Пике (Nelson Piquet).

Панели из углепластика – одна из самых дорогостоящих деталей автомобиля формулы 1.
Панели из углепластика – одна из самых дорогостоящих деталей автомобиля формулы 1.

К началу текущего сезона «Бенеттон» прочно вошел в первую четверку формулы 1. Теперь наряду с «Феррари», «Мак-Лареном» и «Вильямсом» пилоты этой английской «конюшни» с итальянским капиталом борются за победу на каждом этапе чемпионата мира. А в будущем сезоне шансы команды еще более возрастут – наступит время пожинать плоды совместной работы Барнарда, Пике, Наннини (Alessandro Nannini) и специалистов «Форда» и «Ямахи».

Так что сам Лючано Бенеттон спокойно и уверенно смотрит в будущее. «Мы представляем собой настоящую компанию – своим бюджетом, своими проблемами и своими проектами. И мы хотим когда-нибудь стать чемпионами мира».

Что ж, десятилетие ученичества в формуле 1 для команды закончилось. Пришла пора зрелости, а станет ли она победной, это мы увидим в ближайшие сезоны.

В. ВИКТОРОВ (АМС №3,1990)