сообщение №1130

Божественный «Протео»

Что греха таить, магнетическое влияние знаменитой марки «Альфа-Ромео» на покупателей в последние годы явно ослабло. Тому есть много причин, вдаваться в которые здесь не стоит. Ради поднятия престижа (хотя, конечно, не только для этого) фирма разработала концепт-кар «Протео». Впервые он был показан публике на Женевском автосалоне в марте 1991 года. Как подчеркнуто в пресс-релизе фирмы, это не автомобиль-мечта, а автомобиль-лаборатория. Иными словами, его назначение — не только тестирование потенциальных покупателей, но и проверка перспективных решений, которые можно воплотить в серийных моделях близкого будущего. (Сам «Протео» выполнен в трех экземплярах, несколько отличающихся один от другого, и для серийного производства не предназначен.)

Действительно, в конструкции нашли применение такие агрегаты и узлы, как двигатель с многоклапанными головками, трансмиссия с приводом на все колеса и автоматическим распределением крутящего момента, четыре управляемых колеса — все это, разумеется, под контролем электроники. Но для успеха всякой машины, а концепт-кара в особенности, очень важно красиво «упаковать» механические и электронные узлы — другими словами, спроектировать оригинальный, привлекательный и при этом удобный кузов. Каждый волен судить о том, насколько это удалось стилистам «Альфа-Ромео» (форму «Протео» разработали именно они, а не их знаменитые коллеги из «Бертоне», полвека работавшие на успех «Альфа-Ромео»).

Силуэт кузова — с резко падающей линией капота, коротким высоким багажником и массивной боковиной — характерен для последнего поколения «Альфа-Ромео». Привлекает не столько новизна его черт, сколько умение использовать удачно найденные приемы для кузовов, различных по форме и назначению. Клиновидный выступ на капоте завершен крохотной треугольной «облицовкой радиатора» (здесь она чисто декоративная, воздух поступает снизу, через окно в спойлере) — так обозначено родство с серийной моделью «164». Массивный объем кузова эффектно рассечен наклонной линией, зрительно отделяющей стремительно-клиновидный «верх» от массивного, словно некий картер для агрегатов, «низа». Нечто подобное можно увидеть и на появившемся несколько лет назад купе «Альфа-SZ Дзагато», и на серийной «Альфе-155». Если в других моделях световые приборы нередко служат важным декоративным элементом, то у «Протео» их влияние на внешний облик сведено к минимуму: спереди — две группы по три небольших фары, сзади — узкая полоска фонарей.

Особое внимание дизайнеры «Протео» сосредоточили на верхней части кузова, так называемом фонаре. Он убирается в специальный отсек и монтируется при помощи электрогидравлического привода. Все это, разумеется, не ради того, чтобы поупражняться в проектировании механизмов со сложной кинематикой. Конструкторы стремились сочетать в одном кузове достоинства открытого родстера и закрытого купе. Отсюда, кстати, и название машины — в честь древнегреческого божества Протея, обладавшего способностью изменять облик по собственной воле. Нетрудно усмотреть намек на прямо-таки божественную красоту автомобиля — и, право, его авторов не упрекнешь в нескромности. Облик «Протео» создает удивительное ощущение единства, в каком бы варианте его ни рассматривали.

Еще одна изюминка — специальное стекло «Солекстра», из которого изготовлены боковые окна и крыша. Благодаря тонкому металлическому покрытию многослойное стекло пропускает не более 22 процентов инфракрасных лучей, переносящих тепловую энергию. Что касается собственно кузова, то для снижения массы некоторые панели (например, капот) выполнены из углеродного композита.

Немало внимания уделено сиденьям, которые разработаны совместно с немецкой фирмой «Рекаро»: спинки и подушки регулируются посредством электропривода, причем подушки — по длине и высоте, а электроника запоминает выбранное положение. Чтобы облегчить посадку, сиденья автоматически сдвигаются назад при открывании дверцы. Ремни безопасности крепятся к спинкам и основаниям сидений.

Двигатель «Протео» — по сути модификация уже известного серийного мотора с четырьмя клапанами на цилиндр, гидравлическими толкателями и электронной системой «Бош-Мотроник М1-7», управляющей впрыском и зажиганием. Последнее, кстати, оснащено индивидуальными катушками для каждого цилиндра с целью повысить энергию искрового разряда. Двигатель расположен впереди поперечно, что обусловило довольно большой передний свес: компоновка с центральным расположением мотора конструкторов из Милана не прельстила. Зато они не миновали соблазна применить полноприводную трансмиссию с муфтой «Вискоматик», посредством которой варьируется доля крутящего момента, передаваемая к задним колесам (от 0 до 60 %). Новая муфта существенно отличается от применявшихся ранее тем, что позволяет менять объем заключенной в ней силиконовой жидкости и тем самым перераспределять тяговое усилие. Муфтой управляет электронная система, воспринимающая сигналы о проскальзывании колес. Трансмиссия разработана при участии австрийской фирмы «Штейр» — одного из признанных лидеров в этой области.

Схема трансмиссии и привода управляемых колес.
Схема трансмиссии и привода управляемых колес.

«Протео» относится к немногочисленным пока моделям со всеми управляемыми колесами. Некоторое представление о механизме их привода дает схема. Электрогидравлическое устройство для управления задними колесами связано с механизмом поворота передних посредством продольной тяги. Угол поворота колес зависит от скорости и контролируется микропроцессором. Такое устройство делает машину безопаснее на высокой скорости. В случае неисправности рулевой привод задних колес блокируется и машина управляется только поворотом передних.

В независимых подвесках следует отметить использование амортизаторов с электронным выбором одного из двух вариантов жесткости. Они позволяют также изменять жесткость самому водителю.

Словом, 260-сильный родстер — это «Альфа-Ромео» электронного века. Ближайшие годы покажут, суждено ли ему открыть эру новых успехов автомобилей благородной марки.

См. также технические характеристики автомобиля «Альфа-Ромео 164 Протео».

В. АРКУША (АМС №5, 1993)