сообщение №754

Наши раллийные древности: Первое в России ралли

Первое в России ралли - тогда его называли пробегом на регулярность движения, - устроенное в 1909 году по "наезженной" трассе Санкт-Петербург - Рига, наглядно выявило многочисленные организационные трудности.

Главная награда для участников международного ралли Санкт-Петербург - Киев - Москва - Санкт-Петербург 1910 года - Императорский приз. Для участников
Главная награда для участников международного ралли Санкт-Петербург - Киев - Москва - Санкт-Петербург 1910 года - Императорский приз. Для участников соревнований было установлено 18 призов, включая этот.

Стало ясно, что без спонсора, покровителя, сильной государственной организации, которая могла бы обязать власти на местах оказывать содействие пробегу, его будущее было бы под сомнением. Но обстоятельства для Российского автомобильного общества (РАО) как инициатора большого международного ралли 1910 года сложились весьма благоприятно. И прежде всего в том, что годом раньше РАО было пожаловано право именоваться Императорским. Как следствие, вице-президентами ИРАО были избраны два человека, имевшие достаточно простой доступ к царю, и судьба поданных ему прошений и предложений во многом определялась их должностями: шталмейстер царского двора Д. Оболенский и флигель-адъютант царя В. Свечин. Им удалось заручиться для намечаемого международного ралли, как тогда выражались, Высочайшим Покровительством и тем самым получить доступ к рычагам, которые запускали в ход нужные механизмы административно-командной машины Российской Империи. Так, помимо оргкомитета пробега, которым руководил В. Свечин, в подготовительную работу были вовлечены три министерства: военное, внутренних дел и путей сообщения. Они занимались рекогносцировкой маршрута, ремонтом дорог и мостов на трассе, организацией размещения и ночевок участников (в темное время суток соревнования останавливались). Кроме того, были выделены подразделения солдат и полиции для поддержания порядка, оркестры из военных и пожарных, палатки и питание на контрольных пунктах, помещения для закрытых парков по маршруту следования. Нашлись и состоятельные спонсоры. Среди них - член Комитета (по-современному - Президиума) ИРАО Л. Нобель, владелец крупнейшей в России нефтяной компании. Он взялся бесплатно обеспечить всех участников пробега бензином и маслом "Нобель".

Немецкий гонщик Вилли Пеге на автомобиле "Мерседес" (4 цилиндра, 4514 см3, 120 л.с., 978 кг, 120 км/ч) выиграл Императорский приз 1910 года. Он шел н
Немецкий гонщик Вилли Пеге на автомобиле "Мерседес" (4 цилиндра, 4514 см3, 120 л.с., 978 кг, 120 км/ч) выиграл Императорский приз 1910 года. Он шел на специальной машине, построенной для участия в немецком ралли на приз принца Генриха Прусского.

Почему царь Николай II так легко принял все предложения ИРАО? Дело в том, что в 1907 году в Германии состоялись большие международные гонки на Кайзеровский приз под покровительством Вильгельма II, а с 1908 года - серия международных ралли на призы принца Генриха Прусского. Царь Николай II во многом следовал примеру своего двоюродного брата, Вильгельма II, и, пожалуй, это обстоятельство и помогло положить начало серии русских международных ралли на Императорский приз. Более того, вместе с Высочайшим Покровительством царь пожаловал этим соревнованиям не только главный приз своего имени, но и настоял (скорее всего Свечин с Оболенским подсказали), чтобы великие князья тоже не поскупились на именные призы.

Зачем нужна была такая помпа? Не из одного только расположения к ИРАО и автомобильному делу, которым Николай II интересовался. Ралли на Императорский приз с участием иностранных гонщиков и фирм могли поднять международный престиж, могли укрепить связи с Германией и Австро-Венгрией, на которые русский самодержец постоянно обращал свою благосклонность. И действительно, на ралли приехали именитые гонщики именно из этих стран - Вилли Пеге, Фриц Эрле, Гуго Вильгельм, Эдуард Форшхаймер и другие. Свои машины выставили фирмы "Адлер", "Бенц", "Гаггенау", "Даймлер", "Дикси". Кроме того, для освещения соревнований прибыл известный в Европе журналист, 37-летний Шарль Фару, главный редактор французской газеты "Ауто". Все они должны были придать состязаниям 1910 года надлежащее международное "звучание".

Петербуржец Н.Галль (сидит за рулем) выступал в ралли 1910 года на "Руссо-Балте С24-30", но до финиша не дошел. Другой же участник на машине той же м
Петербуржец Н.Галль (сидит за рулем) выступал в ралли 1910 года на "Руссо-Балте С24-30", но до финиша не дошел. Другой же участник на машине той же модели, А.Нагель прошел всю дистанцию без штрафных очков. У заднего колеса машины Галля стоит Ш.Фару.

Пробег 1910 года привлек 46 экипажей, причем 24 были иностранными либо состояли из подданных других государств, проживавших в России. Многое в нем было уже организовано так, как мы привыкли видеть в современных ралли. Участники шли только на серийных легковых машинах двух классов (в зависимости от рабочего объема двигателя). Между отдельными этапами действовал режим закрытого парка, причем при постановке в парк капоты двигателей пломбировались.

Тогда уже существовал стартовый взнос (150 р.) и залог (100 р.) при подаче протеста. Участники получали талоны на питание. Положение о пробеге предусматривало два скоростных допа (в Москве и Киеве), причем показанные на них результаты оценивались положительными очками. Опоздания против графика, остановки в пути, поломки, превышение максимально разрешенной скорости (70 км/ч) приносили штрафные очки.

Автомобили участников ралли вызывали громадный интерес у зрителей.
Автомобили участников ралли вызывали громадный интерес у зрителей.

Отсюда начинаются расхождения с действующей ныне практикой. Положительные и штрафные очки не суммировались, и призы получали все, кто финишировал без штрафных очков. За отклонением от графика и другими нарушениями следили судьи-контролеры, которые находились во всех машинах участников. Ралли длилось семь дней с обязательными ночевками, причем маршрут его проходил из Санкт-Петербурга через Псков, Витебск, Гомель, Киев и далее через Гомель, Рославль, Москву, Вышний Волочек обратно в Санкт-Петербург.

Первые соревнования на Императорский приз прошли под знаком превосходства иностранных спортсменов, в большинстве своем фирменных гонщиков. Конечно, двум нашим экипажам, стартовавшим на абсолютно серийных "Руссо-Балтах С24-30" (4501 см3, 30 л. с.), трудно было тягаться со спортивным "Мерседесом" (4514 см3, 100 л. с.) победителя В. Пеге, который выпускался малыми сериями. Кстати, и наибольшая скорость, показанная на допах этими машинами, тоже заметно различалась: 78 и 122 км/ч. Один "Руссо-Балт" под управлением Н. Галля до финиша не дошел, но зато автомобиль А. Нагеля, укомплектованный шинами "Проводник" и свечами "Поньон", покрыл всю дистанцию без штрафных очков и получил приз ИРАО. Любопытно, что за все ралли (2800 верст, или 3000 км) он израсходовал 16 пудов бензина (355 литров). Или, пользуясь современными понятиями, расход его машиной топлива составил 11,8 л/100 км. Вспомним, что у него была не машина "Жигули" или "Москвич" рабочим объемом полтора литра, а "Руссо-Балт", у которого литраж втрое больше.

Единственная женщина среди участников, княжна С. Долгорукая, выступала на "Делонэ-Белльвилле". Этот совершенно неприспособленный для спортивных целей автомобиль, как и "Остин" Г. Кендала, имел быстро-съемные колеса с проволочными спицами. Увы, у Долгорукой дело до замены колес не дошло. Перед Вышним Волочком она пробила радиатор своей машины и выбыла из борьбы. Да и такой опытный спортсмен, как петербуржец А. Ефрон, тоже не дошел до финиша - под Витебском на его ФИАТе полетела рессора. Спортивное счастье одинаково переменчиво и для ветеранов, и для неофитов. Английский экипаж У. Ганн и Б. Хэммонд на "Лагонде" тоже сошел - налетел на дерево.

Тут самое время назвать тех, кто в этих состязаниях был удостоен призов. Главный из них, художественный кубок, пожалованный Николаем II, получил, как уже было сказано, немец В. Пеге на "Мерседесе". Затем по рангу шли кубки, учрежденные великими князьями: Михаилом Александровичем - немцу К. Фричу, Марией Павловной - немцу Ф. фон Люде, Сергеем Михайловичем - русскому гонщику Л. Валенскому, Кириллом Владимировичем - немцу А. Геннею, Борисом Владимировичем - опять же немецкому гонщику Ф. Эрле, Андреем Владимировичем - Г, Крафту. Следующими по значимости были десять призов от различных организаций.

Успех, которым завершились состязания 1910 года, вселил в руководство ИРАО оптимизм. И на следующий год оно вновь организовало международное ралли на Императорский приз по маршруту Санкт-Петербург - Вышний Волочек - Москва - Тула - Курск - Харьков - Екатеринослав - Мелитополь - Симферополь - Севастополь. Трасса этих соревнований шла по дорогам, находившимся в худшем состоянии, чем в 1910 году. Кроме того, она включала и бездорожье и представляла серьезное испытание для автомобилей. Это ралли было задумано как значительно более сложное, с целью сделать невозможным участие в них замаскированных гоночных машин. В интересах участников, выступающих на автомобилях с различным рабочим объемом двигателей, для более справедливого уравнивания их шансов решено было разделить их машины не на два класса (категории), а на пять. Первая категория - свыше 9 л, вторая- до 9 л, третья - до 6 л, четвертая - до 4 л и пятая - до 2,4 л.

Кроме того, ИРАО задалось целью сделать ралли не состязанием заводских гонщиков, как это произошло в 1910 году, и даже не ареной борьбы за личное первенство. Общество решило провести ралли 1911 года как командные состязания на Императорский приз между автомобильными клубами. Скоростные участки, как стимулирующие борьбу за скорость, а не за выносливость и регулярность движения, отменили.

На отдельных участках ралли 1911 года машины по оси зарывались в песок. Это было и под Харьковом и под Мерефой, причем именно там отмечен сход наибол
На отдельных участках ралли 1911 года машины по оси зарывались в песок. Это было и под Харьковом и под Мерефой, причем именно там отмечен сход наибольшего количества машин - четырех.

На старт явились 57 экипажей, больше чем в прошлом году, а иностранцев было столько же - 24. Надо сказать, что среди них стало больше знаменитостей, в том числе австро-венгерские спортсмены В. Вондржих, О. Гиеронимус, А. Коловрат, немецкие К. Йернс и К. Рейхштайн.

В борьбу вступили команды семи клубов (в их числе - четырех русских) и шести фирм (в их числе - одной русской). Команду Русско-Балтийского завода составили Э. Зигмунт на машине модели "К12-20" и И. Пуржелис на автомобиле модели "С24-30". Кроме них, на "Руссо-балтах" (модели "С24-30") шли А. Нагель, В. Свистунов и В. Шишкин. Тяжелая трасса дала себя знать. На перегоне между Вышним Волочком и Москвой сошел Зигмунт, а под Мелитополем - Шишкин. Свистунов набрал штрафные очки за опоздание на контрольный пункт, а Пуржелис погнул на своей машине переднюю ось.

Поломки рессор и их стремянок стали общей бедой К. Йернса ("Опель"), В. Вондржиха ("Лаурин-Клемент"), Штауха ("Хорьх"). Более того, на "Адлере" Г. Вильгельма лопнула рама.

Императорский приз ралли 1912 года. Его присудили команде клуба, член которого добился наилучшего результата в этих соревнованиях.
Императорский приз ралли 1912 года. Его присудили команде клуба, член которого добился наилучшего результата в этих соревнованиях.

На финиш в Севастополе прибыла 41 машина, из них 27 - без штрафных очков, что само по себе было немалым достижением. Как всегда, "на нулях" закончил пробег главный редактор петербургского журнала "Автомобиль" А. Нагель на своем верном "Руссо-Балте" модели "С24-30" (N14 третьей серии).

Распределение призов доставило жюри ралли массу трудностей из-за несовершенства положения. Его условия на получение главного приза выполнили по итогам состязаний две команды: Первого русского автомобильного клуба Москвы (П. Ильин - "Ля Бюир", Н. Миронов - "Берлие", И. Филиппов - "Мерседес", Фольман - "Минерва") и Рейнского автомобиль-клуба (Ф. Эрле, Гейм, К. Мюллер - все на машинах "Бенц"). У обеих не было штрафных очков.

Но руководитель Рейнского клуба подал в жюри заявление. Он утверждал, что между Мелитополем и Джанкоем на автомобиле Филиппова лопнул поворотный рычаг левого колеса, за что должны быть начислены штрафные очки. Филиппов, использовав имевшиеся на борту машины тиски, монтировку, ключ, проволоку, устранил поломку и прибыл в Джанкой без опоздания. Жюри нашло заявление необоснованным, поскольку положением пенализация за такую поломку не была предусмотрена. Его составители полагали, что автомобиль с поврежденным рулевым управлением не сможет продолжать движение. Путевой же ремонт имеющимися на борту инструментом и материалами положение разрешало.

Прибытие в Ревель (ныне Таллинн) командора ралли 1912 года В.Свечина - сидит на заднем сиденье "Бенца" справа.
Прибытие в Ревель (ныне Таллинн) командора ралли 1912 года В.Свечина - сидит на заднем сиденье "Бенца" справа.

Но этот прецедент дал повод команде Висбаденского автомобиль-клуба опротестовать штраф в 10 очков, наложенный на ее члена Винклера, который погнул ось своего "Лаурин-Клемента". И к тому же, как указал в протесте руководитель команды этого клуба Л. Опель, один из "бенцев" команды Рейнского клуба тоже финишировал с погнутой передней осью, но штрафных очков его гонщик не получил. Проверка дефектов, еще раз сделанная технической комиссией, подтвердила правильность пенализации.

Колонна участников ралли на въезде в Ревель. Впереди - английский спортсмен Г.Кендалл на машине "Остин".
Колонна участников ралли на въезде в Ревель. Впереди - английский спортсмен Г.Кендалл на машине "Остин".

Поскольку оба претендента на главный приз закончили ралли "на нулях", но команда Московского клуба шла с большим количеством участников, то Императорский приз жюри присудило вручить ей, а Висбаденскому автомобиль-клубу пожаловать от имени царя его личный подарок.

Скандальный случай с протестами и неразберихой на жюри во время присуждения призов у многих отложился в памяти. И в 1912 году интерес зарубежных участников к русским ралли упал.

На старте скоростного участка в Ревеле. На дистанцию отправляется немецкий гонщик Лукке на машине "Комник".
На старте скоростного участка в Ревеле. На дистанцию отправляется немецкий гонщик Лукке на машине "Комник".

А тут еще военное министерство в начале лета проводило свой большой испытательный пробег легковых автомобилей для выбора наиболее подходящей модели для штабной службы. В нем участвовали четыре автомобиля "Руссо-Балт", и, таким образом, внимание Русско-Балтийского вагонного завода и военного министерства было отвлечено от ралли на Императорский приз. Назначенное на вторую половину июня, оно смогло собрать скромное количество участников - 19, причем главным образом клубных спортсменов. Среди них лишь девять иностранцев.

Выигрыш Императорского приза 1912 года Ф.Шопрыгиным послужил хорошей рекламой фирме "Лорелей" и ее московскому представителю Е.Смирнову.
Выигрыш Императорского приза 1912 года Ф.Шопрыгиным послужил хорошей рекламой фирме "Лорелей" и ее московскому представителю Е.Смирнову.

Ралли по маршруту Санкт-Петербург - Ревель - Рига - Варшава - Киев - Москва прошло малоинтересно и, увы, было малопредставительным. Из 11 машин, финишировавших в Москве, лишь три закончили ралли без штрафных очков. Победил московский автомобилист Ф. Шорыгин, дотоле совершенно неизвестный в спортивных кругах. Да и выступал он на весьма слабой машине "Лорелей" (4 цилиндра, 2085 см , 24 л. с.). Очевидно, что конкуренты его, несмотря на то, что среди них находились владельцы довольно мощных автомобилей, имели низкий спортивный уровень.

В 1913 году все внимание ИРАО заняли кольцевые гонки на Большой приз Санкт-Петербурга, а также всероссийское ралли со звездным сбором. И до ралли на Императорский приз руки не дошли.

Все же в 1914 году решили вернуться к его проведению. ИРАО даже заказало призы, но первая мировая война поставила крест на этих планах.

Л. ШУГУРОВ (АМС 1991, №3)