сообщение №879

Четыре «руссобалта» и бездорожье

Июньским утром 1912 года на Марсовом Поле в Петербурге был дан старт большому автомобильному испытательному пробегу. Его организовало Военное ведомство с целью выбрать тип легкового автомобиля, наиболее пригодный для штабной службы. В пробеге шли четыре десятка легковых машин наиболее известных в те годы марок: французские «Берлие» и «Шаррон», немецкие «Адлер», «Бенц», «Мерседес», «Опель» и «Штевер», английские «Воксхолл» и «Нэпир», американские «Форд» и «Уайт», бельгийские «Пип», австрийские «Лаурин-клемент», швейцарские «Заурер». Наравне с ними выступали и четыре отечественных автомобиля Русско-Балтийского завода — модель «С» (4 цилиндра, 4520 см3, 30 л. с. при 1200 об/мин, 1820 кг, 60 км/час), а также один «Руссо-Бюир» из числа собиравшихся на московском заводе Ильина из французских деталей.

Маршрут вел из Петербурга через Псков, Двинск, Утяны, Вильно, Ковно, Гродно, Барановичи, Минск, Смоленск, Вязьму, Юхнов в Москву и далее через Клин, Вышний Волочек, Новгород, Чудово в Петербург. Его протяженность составляла 3320 километров, из которых треть приходилась на грунтовые и проселочные дороги, а остальные — на булыжные или щебенчатые, в лучшем случае на брусчатку. Относительно дорожных условий мнение комиссии по проведению испытаний было весьма определенным: «Назначенный маршрут пробега является одним из труднейших по тому бездорожью, которое машинам удалось преодолеть».

В ходе пробега, длившегося 19 дней, скрупулезно фиксировались не только проходимость и надежность автомобилей, но также удобство обслуживания, расход топлива и смазки, износ шин. Далеко не все автомобили успешно выдержали столь трудные испытания. Так, в своем заключении комиссия отметила, что «Бенц» оказался слишком тяжел (2250 кг) для плохих дорог, «Пип» плохо брал подъемы, у «Заурера» просели рессоры, на «Мерседесе» прогнулась балка передней оси, а «Форд» оказался недостаточно надежным. В то же время было отмечено, что автомобили Русско-Балтийского завода зарекомендовали себя хорошо в отношении преодоления трудностей пути. Комиссия отметила, что «в общем... считает эту машину вполне пригодной для военных надобностей». Ни по одной из зарубежных моделей такого вывода она сделать не могла.

Пробег 1912 года не только продемонстрировал высокие эксплуатационные качества отечественных автомобилей. Как говорилось в отчете, «...удачное выполнение его пробило крупную брешь в ходячих понятиях об автомобиле как о деликатной будто бы невыносливой машине».

«Руссобалты» успешно справлялись с бездорожьем благодаря значительному дорожному просвету (260 мм), большим колесам (наружный диаметр шин 880 мм) и хорошим тяговым качествам двигателя. На шоссе они расходовали от 16 до 27 л бензина на 100 км. При езде по грунтовым дорогам расход его колебался от 25 до 40 л/100 км.

В. БЕЛЯЕВ (За рулем № 5, 1972)