сообщение №1044

Академик Чудаков

Чудаков Евгений Алексеевич
Чудаков Евгений Алексеевич

Евгений Алексеевич Чудаков составил целую эпоху в теории автомобиля. Инженер, организатор, ученый, человек поразительной работоспособности и глубочайшей эрудиции, он считал, что в нашем автомобилестроении «число задач, подлежащих решению, растет быстрее числа решенных задач». И всеми силами стремился максимально сократить разрыв. О том, как он это делал, рассказывает книга Ю. Алексеева «Евгений Чудаков» (М., Московский рабочий, 1983, 240 е.), отрывки из которой мы публикуем.

«Для всех нас является совершенно ясным, что наука и техника в современных формах ее организации отстают от темпов хозяйственного строительства, от темпов овладения производительными силами страны», — писал в начале 1931 года академик А. Е. Ферсман.

Что же делать? Как исправить положение? Ключ к тому, считал Чудаков, в интенсивном развитии науки и широком ее использовании. «В то время как наша автомобильная промышленность должна пока стремиться к тому, чтобы в кратчайший срок догнать промышленность других стран, научная мысль должна уже сейчас ставить перед собой такие проблемы, которые бы дали возможность в ближайшее время перегнать эти страны», — говорил Чудаков, будто открывая отсчет времени нового этапа развития советского автомобилизма.

В 1928 году Чудаков опубликовал первый как у нас в стране, так и за рубежом капитальный труд в этой области — «Динамическое и экономическое исследование автомобиля». Этой монографией было положено начало созданию новой дисциплины — теории автомобиля, устанавливающей ясную зависимость между конструкцией автомобиля и его эксплуатационными качествами.

Пользуясь весьма простыми математическими приемами и проявив поразительную техническую интуицию, Чудаков сумел заложить теоретические основы проектирования узлов автомобиля. Эти основы верой и правдой служили автомобильным конструкторам в течение трех десятилетий.

Конечно, в теоретических исследованиях Чудакова не все шло гладко, удавалось преодолеть далеко на все препятствия. Одним из таких препятствий стали для него колебательные процессы. Почти все детали и узлы автомобиля подвергаются в той или иной мере колебательным нагрузкам — тряске, вибрации от двигателя и недостаточно уравновешенных масс вращающихся частей. Чудаков, конечно, знал основные закономерности подобных процессов, но, как неоднократно признавался коллегам, «не чувствовал» их так, как, скажем, процесс горения в автомобильном двигателе или как усилия, испытываемые вращающимся колесом.

Вообще в подходе Евгения Алексеевича к научным проблемам было много своеобразного. Основу своеобразия составляло пристрастие ученого к наглядности, конкретности в разрешении даже самых что ни на есть теоретических проблем. Его жена и дочь, люди совсем далекие от техники, надолго запомнили «колесики» и «стрелочки», которыми Евгений Алексеевич изрисовывал листки из блокнота, газетные поля, снег и песок, когда бумаги под руками не было. «Колесиками» были колеса автомобиля, а «стрелочками» — векторы сил, которые на них действуют. Благодаря наглядно-аналитическому подходу Чудаков смог совершенно по-новому, проще и точнее изложить теорию качения колеса, сформулированную еще в конце восемнадцатого века и применявшуюся с тех пор для расчетов в почти неизменном виде, что влекло за собой множество неудобств и неточностей.

Как-то в конце 40-х годов один аспирант спросил Чудакова:

— Скажите откровенно, Евгений Алексеевич, вам никогда не хотелось с автомобильной тематики переключиться на более романтическую? Скажем, на корабельную или авиационную?

— Представьте себе, мой друг, никогда. Во всяком случае, после того как я почувствовал, что в автомобиле разбираюсь. Ведь автомобиль, пожалуй, важнейшая машина двадцатого века, — ответил Чудаков.

В этих словах была не только любовь академика Чудакова к главному делу своей жизни, но и серьезная, глубоко продуманная профессиональная позиция.

(«За Рулем» №11, 1984)

ЧУДАКОВ Е. А. (1890—1953)

Видный советский ученый в области машиноведения и автомобильной техники, академик (с 1939 года, член-корреспондент с 1933 года). В 1939—1942 гг. — вице-президент, а с 1942 года — член Президиума Академии наук СССР. Окончив в 1916 году Московское высшее техническое училище (МВТУ), участвовал в организации (1918 год) Научной автомобильной лаборатории (позже переросшей в Научный автомоторный институт — НАМИ), а также в организации (1938 год) Института машиноведения Академии наук СССР. Его основные научные труды посвящены разработке теории автомобиля, вопросам устойчивости, расчета на прочность, исследованию дифференциалов, проблем трения, износа и долговечности машин. Разработанная в 1935 году «Теория автомобиля» стала основополагающим теоретическим трудом, сохранившим прикладную ценность до наших дней.

Научная деятельность Е. А. Чудакова отмечена Государственными премиями (1943 и 1951 гг.). Он награжден двумя орденами Ленина, орденом Трудового Красного Знамени, медалями.