сообщение №1151

Великий почин

На рубеже 70-х годов в раллийном доме царило необычайное оживление — полулюбительский, малопредставительный и не слишком популярный чемпионат Европы по ралли обрел новый статус — Международного. Светлые головы из рекламных отделов автомобильных фирм мигом смекнули, что теперь до первенства мира рукой подать, и интерес к ралли вспыхнул с новой силой. Ведь ставки в этой азартной игре неизмеримо выросли, а автозаводы, дотоле не жаловавшие этот вид спорта, стали лихорадочно просчитывать варианты своего участия в новом чемпионате.

Одной из первых почтить его своим присутствием решилась «Лянча». Собственно говоря, итальянская фирма никогда и не уходила из ралли. К концу 60-х «Лянча» могла уже похвастать великолепной раллийной родословной — трем поколениям ее автомобилей «Аурелия», «Флавия», «Фульфия» — рукоплескала вся Европа. Но на этот раз в Турине решили сделать такое, отчего не только Старый Свет — весь мир крякнул бы от восторга и изумления.

На Туринском автосалоне 1970 года всеобщее внимание привлек концепт-кар маэстро Нуччо Бертоне — «Стратос». Да и как было пройти мимо этой ярко-красной бестии с нарочито агрессивными формами? Заметили ее и инженеры «Лянчи», как раз тогда получившие задание разработать концептуально новый раллийный автомобиль. Яркие новаторские идеи должны быть облачены в такие же одежды, решили конструкторы, и «Лянча» приобрела творение Бертоне.

Проект был, действительно, незаурядным. До этого автомобили для ралли строили самым простым и дешевым путем — переделывая серийные. Естественно, при этом «боевая» машина получала и ряд «врожденных» недостатков, свойственных «цивильным» родителям. Новая же «Лянча» была предназначена исключительно для участия в раллийных состязаниях. Таким образом, в конструкции автомобиля оказалось возможным предусмотреть абсолютно все. Именно поэтому концепция «Стратоса» послужила примером для целого поколения раллийных автомобилей.

Вообще-то ничего нового конструкторы «Лянчи» не придумали. Они лишь первыми применили решения, давно известные на гоночных машинах других типов. Стеклопластиковые панели кузова скрывали центральный монокок, объединенный со стальным трубчатым каркасом безопасности, а также передним и задним подрамниками, несшими двигатель и подвески. Этим удалось добиться очень высокой жесткости кузова на кручение. О двигателе, расположенном перед задней осью, как у настоящих гоночных машин, стоит сказать особо. Во-первых, это был не просто мотор, а знаменитый «Феррари»: V-образная шестерка «Дино» рабочим объемом 2418 см3 развивала мощность в 190 л. с. при 7000 об/мин. Впоследствии мощность была доведена до 250 л. с. А после того, как привлеченный спортивным директором «Лянчи» Чезаре Фьорио известный инженер (а в прошлом и гонщик) Майкл Паркс сконструировал 24-клапанную головку блока цилиндров, мощность дошла до отметки 300 л. с., а затем и перевалила через нее. Паркс разрабатывал еще и систему турбонаддува для «Стратоса», стремясь достичь невероятных по тем временам 400 л. с., но рано оборвавшаяся жизнь этого талантливого инженера помешала довести дело до логического завершения.

Создание автомобиля заняло три года, и в 1974-м он вышел на трассы итальянского чемпионата. А осенью того года в первом же ралли мирового первенства в Сан-Ремо Сандро Мунари одержал победу. Можно себе представить изумление зрителей, когда среди сереньких «опелей» и «фордов» на трассе появился красавец «Стратос». Клиновидный и в то же время с плавными обводами, несший в себе черты поджарой «фульфии», кузов очаровывал и влюблял в себя. Потом были триумф в Канаде и третье место в Англии: француз Жан-Клод Андрюэ первенствовал в «Тур де Корс».

Уже в следующем сезоне журналисты окрестили чемпионат мира «стратосферой» — с такой легкостью «стратосы» громили соперников. За два сезона «Лянча» выиграла почти половину этапов и завоевала еще две чемпионские короны. Самое удивительное, что «Стратос» не обладал таким уж огромным преимуществом в мощности или в массе перед другими раллийными автомобилями — участниками тогдашних ралли.

И тем не менее безраздельное царствование «Стратоса» в чемпионате мира длилось всего три года. Но свергли его с престола не конкурирующие фирмы, вооружившись более совершенными конструкциями. Просто командование ФИАТа, рассудив, что трех подряд побед в чемпионатах мира вполне достаточно для рекламы продукции дочерней фирмы, решило заменить заводскую команду «Лянча» собственной маркой.

Но «Стратос» не сдался. Частные «конюшни» еще долго использовали его. А последняя, шестнадцатая победа пришла в 1981 году — «Тур де Корс» в пятый раз покорился шедевру «Лянчи». Потом он ушел из мира ралли. Ушел как раз тогда, когда там начиналась эра монстров группы В, Великим почином в создании которых стал именно «Стратос».

Лянча стратос. рис. С.Сисина
Лянча стратос. рис. С.Сисина

М. МЕДВЕДЕВ (АМС №10, 1993)