сообщение №742

Ралли "Монте-Карло": Дедов так и не догнали...

Впервые ралли "Монте-Карло" состоялось в 1911 году. А уже на следующий год в нем участвовали русские гонщики. А.Нагель и В.Михайлов на автомобиле "Руссо-Балт" сумели занять девятое место в абсолютном зачете (об этом читайте в статье "Нужный камень уложить с любовью"). Стартовав в Петербурге, они выиграли в звездном пробеге приз трудности пути.

Лишь спустя полвека, в январе 1964 года, спортсмены нашей страны вновь появились на старте тридцать третьего по счету ралли "Монте-Карло". О том, как это было, рассказывает участник тех состязаний Анатолий Валентинович ДМИТРИЕВСКИЙ.

К этому времени сборная СССР успела выступить в нескольких международных ралли: "Тысяча озер" в Финляндии, "Акрополис" в Греции, "За мир и дружбу". Однако все они проходили летом. А вот в зимних состязаниях у советских гонщиков опыта не было никакого. Как, впрочем, и подробных карт, легенды трассы и каких-либо сведений о дорожных условиях. Отправиться в путь нам предстояло на двух автомобилях Москвич-407 и трех "волгах" ГАЗ-21М.

Начали мы с подготовки двигателя "Волги". Установили разработанные в НАМИ впускные системы с двухкамерным карбюратором, ленточные внутренние демпфирующие клапанные пружины, повысили степень сжатия. На моторном стенде подобрали оптимальные характеристики карбюратора и угла опережения зажигания. В результате максимальное число оборотов удалось поднять с 4000 до 5400 об/мин, а мощность возросла на четверть.

Спустя полвека после исторического дебюта русских гонщиков раллисты нашей страны вновь появились в Монте-Карло
Спустя полвека после исторического дебюта русских гонщиков раллисты нашей страны вновь появились в Монте-Карло

Поскольку от Бреста до Нюрнберга мы должны были проехать без дозаправки, установили дополнительный бензобак. Смонтировали шипованные покрышки, а для надежности решили сделать дублирующую систему электрооборудования.

Перед началом состязаний для всех советских участников организовали специальный сбор. Любопытно, что на него пригласили эстонского гонщика, выступавшего на зимних ралли еще до войны. Увы, из его рассказа мы поняли одно: условия современных соревнований ничего общего с довоенными не имеют.

Похоже, кое у кого возникли опасения, что с психологической подготовкой у нас слабовато. И кроме обычного медицинского обследования нам устроили своеобразное тестирование.

Из Ленинграда приехала бригада специалистов с какими-то приборами и тренажерами кустарного изготовления. И начались тесты якобы для оценки разного рода способностей. Теперь об этом трудно говорить без смеха, но мы, например, решали арифметические примеры в заданное время, пытались как можно чаще за полминуты попасть карандашом в центр кружка. Или, скажем, соревновались, у кого лучше реакция на различные комбинации цветов светофора.

Надежды таким образом оценить психологическую подготовку гонщиков, конечно же, были наивными.

Экзотический кадр наш "Москвич-407" под пальмами Монако
Экзотический кадр наш "Москвич-407" под пальмами Монако

Первый этап ралли - "звездный сбор". Спортсмены стартовали из девяти пунктов Европы. Одним из них был Минск. Отсюда начинали ралли 28 экипажей - представители СССР, Франции, Англии, ФРГ и Монако. 4443 км предстояло преодолеть за 83 часа 24 минуты без отдыха и нейтрализации времени даже при переходе границ.

Итак, январской ночью первый автомобиль въехал на небольшой помост в центре Минска, чтобы принять старт. Несмотря на 30-градусный мороз и глухую ночь, проводить нас в дальнюю дорогу собралось немало болельщиков. Звучит команда судьи, и мы, набирая скорость, по притихшим улицам устремились на Брестское шоссе.

Утро застало нас в Польше. Проходим Варшаву, Вроцлав. Пошел мокрый снег с дождем, кое-где сильный туман. Порой видны лишь габаритные огни идущей впереди машины.

Основную часть трассы едем двумя группами. Первая - В. Сучков, В. Щавелев, Ю. Лесовский, В. Локтионов на "москвичах", а также Э. Васькович и Г. Добровольский на ГАЗ-21. Минут через пятнадцать - вторая группа: С. Тенишев и автор этих строк, В. Мосолов и Л. Дегтярев - на "волгах".

В компании с "великими": А.Игнатенко, третий призер ралли "Монте-Карло" швед Э.Карлссон, его жена П.Мосс-Карлссон, занявшая пятое место, Э.Васькович,
В компании с "великими": А.Игнатенко, третий призер ралли "Монте-Карло" швед Э.Карлссон, его жена П.Мосс-Карлссон, занявшая пятое место, Э.Васькович, Ю.Брянский (переводчик), В.Щавелев

Без особых осложнений добрались до Нюрнберга. И тут выясняется, что на старом атласе, который мы взяли с собой, дороги, указанной на схеме трассы, нет. Обращаюсь к судье на пункте КВ. Тот недоуменно разглядывает протянутый ему атлас, потом, выругавшись, уходит и приносит нам карту дорог ФРГ. Все становится на свои места - по недавно проложенному автобану мчимся в сторону Франкфурта-на-Майне. И вдруг навстречу появляется наша первая группа: они доверились старому атласу.

Во Франкфурте опять закавыка. Где находится отель, около которого расположен KB? Пять утра, улицы пусты. Замечаем одинокого прохожего - бредет старушка. А теперь представьте себе такую картину. Завизжав тормозами, останавливаются две допотопного вида машины. Наша "экипировка" состояла из брезентового, непрожигаемого, местами черного, местами серого полупальто, из-под которого торчали коричневые байковые лыжные шаровары. Подбегаю к старушке и вижу в ее глазах смертельный ужас. Собрав остатки скудных школьных познаний в немецком языке, извиняюсь и пытаюсь спросить, как проехать к отелю. Старушка по моим отчаянным жестам и бессвязной речи поняла, что ее убивать не собираются и бойко затараторила. Я скорее догадался, чем разобрал, что надо ехать назад, повернуть направо, а у стадиона налево.

Проезжаем несколько кварталов и тут видим: перед красным сигналом светофора стоит шикарный "Мерседес". Благославляя немецкую дисциплинированность, подбегаю к водителю. "А, ралли! Следуйте за мной". Через несколько минут мы - на долгожданном КВ.

На таких машинах - СААБ-96 выступали в Монако супруги Карлссон
На таких машинах - СААБ-96 выступали в Монако супруги Карлссон

Отметили маршрутные карты и снова в путь. Чтобы создать запас времени, идем на скорости, близкой к максимальной,- 130 км/ч. И вдруг мимо нас, словно мы остановились, проносится тяжелый "Форд-фалькон", а всего в полуметре от его заднего бампера мчится маленький "Мини-Купер". Вот, думаем, лихие ребята, ведь двойной риск - и вывести из строя двигатель или трансмиссию, и врезаться в лидера. Но двигатель выходит из строя у нас - лопнул бензопровод перед карбюратором. Как ни странно, пожара не случилось, и вскоре мы продолжили путь к границе с Голландией.

Страна ветряных мельниц встретила нас туманом, мокрым снегом, гололедом. А тут еще на пограничном посту у нас отобрали паспорта и вернули только минут через сорок. Теперь надо нагонять.

Голландию, Бельгию, Люксембург прошли за одну ночь и утром подъезжаем к Реймсу, что на севере Франции. На окраине каждый автомобиль встречает полицейский на мотоцикле и проводит через город к КВ. Здесь кончается звездный сбор. Единственный перерыв в ралли на час. Все идут пить кофе, а мы снимаем обычные колеса и ставим шипованные. Выясняется, что отправить старые покрышки в Монако не на чем. Получаем указание руководства: брать с собой. Чертыхаясь, запихиваем ненужные колеса в салон.

Подходят иностранные гонщики, пытаются объяснить: "Там Альпы, мы выбрасываем весь инструмент и даже коврики". Откуда им знать, что приказ руководства обсуждению не подлежит. Прикрываем колеса чемоданами и своими несгибаемыми полупальто.

Теперь заключительный этап ралли - общий для всех - 1400 км. Сначала это относительно ровная, местами протаявшая до асфальта дорога, затем холмистая местность, а после Жерардмера извилистая дорога уходит в горы, к альпийским перевалам.

Финиширует один из лучших гонщиков тех времен двухкратный чемпион мира в формуле 1 англичанин Г.Хилл
Финиширует один из лучших гонщиков тех времен двухкратный чемпион мира в формуле 1 англичанин Г.Хилл

Все чаще попадаются заснеженные и обледенелые участки дороги. Приобретаем первый опыт езды на шипованных покрышках. Машина хорошо держит дорогу, но на длинных спусках барабанные тормоза перегреваются, и тогда испытываешь ощущение, будто жмешь не на тормоз, а на педаль акселератора. Приходилось снижать скорость перед поворотами, тормозить двигателем.

Наступила четвертая и последняя ночь гонки, когда мы похвалили себя за предусмотрительность: фары почти погасли, а стрелка амперметра ушла налево - на разрядку. Не зря, выходит, мы продублировали основные системы. Щелчок тумблера, выведенного в кабину, и система переходит на запасное реле обратного тока. Все в порядке.

Ночью одолевали первые три скоростных участка - 23, 46 и 17 км. Все время приходилось следить за картой. Ее нам дали только в Реймсе. Разобраться по ней в запутанных горных дорогах совсем непросто. Зарубежные гонщики имели легенды, в которых прописаны все опасные повороты, перекрестки и другие особенности трассы.

Оставалось всего 180 км до финиша, когда наше суммарное опоздание превысило предельно допустимое - один час. Все пять наших экипажей хотя и закончили дистанцию, но, увы, из-за опозданий не получили зачетных мест. Кстати, из 342 экипажей до финиша дошло менее половины - 163. Так закончилась для нас четырехдневная бессонная гонка.

На следующий год советская команда вновь попытала счастья в ралли "Монте-Карло". Но из-за поломок и аварий никто из наших финишировать не смог. К сожалению, на этом пока заканчивается история выступлений советских гонщиков в ралли "Монте-Карло".

Статья из журнала АМС №4 1991 года