сообщение №779

Мотоцикл, дерзнувший стать автомобилем

В конце сороковых — начале пятидесятых годов итальянские мотоциклы (на снимке — «Джилера») и гонщики были одними из главных претендентов на победу в
В конце сороковых — начале пятидесятых годов итальянские мотоциклы (на снимке — «Джилера») и гонщики были одними из главных претендентов на победу в чемпионате.

Эти машины вызывают к себе особое внимание — они просто обречены на это. Представьте: ясный воскресный день, наполненный рыком моторов автодром, один из этапов чемпионата мира по шоссейно-кольцевым мотогонкам. Уже откатали свою программу и 125-кубовые мотоциклы, и 250-кубовые, и «пятисотки». Но вот дан старт еще одному заезду — и, повинуясь сигналу светофора, с места рванулись машины, совершенно не похожие на узкие, на высоких колесах, немыслимо кренящиеся на виражах мотоциклы-одиночки. Если не знать, что на трассе мотоциклы с колясками, их скорее можно принять за какие-то не совсем обычные гоночные машины — непомерно низкие даже по автомобильным критериям, на явно автомобильных колесах и почему-то несимметричные.

Пожалуй, если уж подходить строго, в техническом отношении эти машины действительно стоят ближе к автомобилям, чем к мотоциклам. Об этом говорят не только колеса и шины, позаимствованные у гоночных автомобилей формулы 3, но и конструкция подвески, и особенности рулевого управления, и вся компоновка. Но традиционно эти соревнования относят все-таки к мотогонкам. Еще одна необычная для современного мотоспорта черта — гонки на мотоциклах с коляской по-прежнему остаются схваткой любителей. Ни мотоциклетные фирмы, ни влиятельные спонсоры давно не уделяют им внимания. Это видно даже при взгляде на гонщиков — потрепанные костюмы, поцарапанные шлемы, нисколько не похожие на великолепие королей «пятисоток». Фактически гонки на мотоциклах с коляской существуют благодаря упорству нескольких десятков энтузиастов, не мыслящих своей жизни без этих норовистых лошадок. Такие же энтузиасты делают и двигатели, и сами мотоциклы. Они даже объединены в особую организацию, которую возглавляет Рольф Биланд — четырехкратный чемпион мира и человек, фактически создавший современный мотоцикл с коляской.

Мотоцикл «Cat/Crescent» швейцарца Рудольфа Курта был спроектирован так, чтобы «колясочнику» не приходилось служить «живым противовесом». Может быть п
Мотоцикл «Cat/Crescent» швейцарца Рудольфа Курта был спроектирован так, чтобы «колясочнику» не приходилось служить «живым противовесом». Может быть потому, что «пассажиром» Курта была женщина — англичанка Дейн Роу.

А ведь одно время мотоциклы с коляской, даже гоночные, были действительно мотоциклами. Вообще-то идея подцеплять сбоку к мотоциклу легкий кузов с третьим колесом возникла в начале века вовсе не из спортивных соображений. Просто надо было куда-то поместить пассажира — мощности двигателя для этого уже хватало, а вот сажать беднягу позади водителя на мотоцикле, не имевшем задней мягкой подвески, было практически невозможно,— получался настоящий костотряс. А поскольку существует особая порода людей, для которых любой предмет, вплоть до газонокосилки, представляется спортивным снарядом, то мотоциклы с коляской вскоре появились на гоночных трассах.

Всякий, кто ездил на мотоцикле с боковым прицепом, знает, что в силу своей несимметричности он способен на неприятные сюрпризы. При разгоне его тянет в сторону коляски; сбросив же газ, вы обнаружите, что коляска стремится обогнать мотоцикл. Но главная трудность в том, что такая конструкция, довольно узкая и высокая, так и стремится опрокинуться, особенно при повороте в сторону коляски. К тому же несимметричная схема не только осложняет управление, но и создает дополнительные — и весьма солидные — нагрузки на раму мотоцикла. В борьбе со всеми этими недостатками и родился современный гоночный мотоцикл с коляской.

LCR с 4-цилиндровым мотором «Ямаха-TZ500» конца 80-х годов.
LCR с 4-цилиндровым мотором «Ямаха-TZ500» конца 80-х годов.

Если нет возможности сделать колею машины шире, то единственный способ застраховаться от опрокидывания — как можно ниже опустить центр тяжести. Не случайно еще в 50-х годах в этой категории гоночных машин получил исключительное распространение двигатель БМВ с горизонтальным расположением цилиндров. А в начале 60-х годов появилась новая, «коленопреклоненная» посадка гонщика, при которой голени параллельны земле. Мотоцикл стал заметно ниже своих двухколесных собратьев. Затем кому-то пришла в голову еще одна еретическая идея: поставить колеса малого диаметра — от гоночного автомобиля. Кто-то сообразил делать раму мотоцикла и коляски цельной, кто-то переместил в коляску бензобак...

К концу 60-х годов возможности форсировки старого БМВ были исчерпаны, и те, кто не мог позволить себе обзавестись специальным двигателем Хельмута Фата, обратили свой взор на гоночные лодочные двигатели «Кёниг» и «Кресчент». Эти двухтактные четырехцилиндровые моторы имели горизонтальное расположение цилиндров, а для радиатора системы охлаждения нашлось место в коляске. Правда, «пиковая» кривая мощности этих двигателей создавала проблемы сохранения сцепления с дорогой, но их удалось решить на удивление просто: всего-навсего установить шины от гоночных автомобилей с шириной 8—10 дюймов — простота, недоступная «одиночкам». Так исподволь в этом классе готовилась маленькая техническая революция.

Схема революционной машины BEO Рольфа Биланда.
Схема революционной машины BEO Рольфа Биланда.

Сделать «последний и решительный» шаг и выпало на долю швейцарца Рольфа Биланда. В 1978 году он выступил на чемпионате мира со своей машиной под названием «BEO», представлявшей собой практически трехколесный гоночный автомобиль. Два задних колеса располагались на одной оси и получали привод от двигателя, переместившегося в то место, которое раньше считалось коляской. Переднее колесо — почти по оси симметрии — да, теперь появилась и ось симметрии. Подвеска всех колес была также чисто автомобильного типа, на А-образных параллельных рычагах.

Естественно, Биланд стал чемпионом мира. И столь же естественно, что ФИМ сразу запретила применение таких машин. Но оказалось, все ведущие команды уже подготовили подобные болиды к следующему сезону, и в 1979 году пришлось провести сразу два чемпионата: группы Б2Б для «традиционных» мотоциклов с коляской и группы Б2А для новоизобретенных. А на будущее ФИМ подготовила пакет ограничений, призванных удерживать мотоциклы с коляской в «мотоциклетных» рамках: двигатель должен располагаться по оси «мотоцикла» и иметь привод только на одно колесо, переднее колесо не может быть смещено относительно заднего более чем на 75 мм, а оси колеса коляски и заднего колеса мотоцикла должны не совпадать минимум на 160 мм, и так далее.

Передняя подвеска «LCR-Yamaha».
Передняя подвеска «LCR-Yamaha».

Почти все шасси, используемые гонщиками, несут марку LCR — «Луи Кристен Рэйсинг». Эта маленькая швейцарская фирма изготавливает около двух десятков шасси в год, обеспечивая и мировую элиту, и гонщиков поскромнее. Конечно, никто не мешает спортсменам с конструкторскими амбициями и широкими финансовыми возможностями «кроить» шасси себе по вкусу — так, например, англичанин Терри Виндл заказывает ходовую часть из композитных материалов команде формулы 1 «Эрроуз». Но качество изделий Луи Кристена неизменно подтверждается на каждой гонке, и лучшие гонщики пока не видят причин изменять марке LCR.

Основу шасси составляет продольная монококовая конструкция из алюминиевых листов с консолью для крепления колеса коляски. Все три колеса подвешены на А-образных параллельных рычагах — подобно подвеске гоночных автомобилей, причем все амортизаторы спрятаны внутри монокока. Для получения наивыгоднейшего распределения масс при ускорении база мотоцикла максимально растянута, а двигатель смещен вплотную к заднему колесу, так что гонщик сидит (вернее, лежит) перед двигателем. Дисковые тормоза всех колес получают привод от педали, хотя для того, чтобы вписаться в правила ФИМ, дополнительная маленькая скоба тормоза переднего колеса приводится от рычага на руле. Сам руль, согласно предписаниям ФИМ, мотоциклетного типа, очень узкий, так что можете себе представить, каково поворачивать им колесо с широченной передней шиной на малой скорости. Радиатор и бензобак — в коляске. Шасси накрывается цельным быстросъемным обтекателем из стеклопластикового или композитного материала. В отношении обтекателя правила ФИМ менее строги, чем для мотоциклов-одиночек, так что все три колеса мотоцикла полностью закрыты. В обтекателе выполнены и седло гонщика, и платформа для колясочника.

Сверхнизкий БМВ принес немцу Клаусу Эндерсу три чемпионских титула в 1972—1974 гг.
Сверхнизкий БМВ принес немцу Клаусу Эндерсу три чемпионских титула в 1972—1974 гг.

В качестве силового агрегата до недавних пор приверженцы «колясок» использовали известные гоночные двигатели «Ямаха-TZ500». Вернее, эти двигатели служили основой для силового агрегата, поскольку переделки были существенны — на старый картер ставили цилиндры от современных гоночных мотоциклов «Ямаха» или «Хонда», встраивали в сцепление демпфер, смягчающий рывки при резком наборе оборотов — ведь широкая шина обеспечивает столь хорошее сцепление с дорогой, что нередко, резко крутанув ручку газа, гонщик сходил с трассы из-за обрыва цепи или поломки коробки передач. А приверженность к старой «Ямахе» объяснялась просто — у нее не V-образное, как на современных гоночных двигателях, а рядное расположение четырех цилиндров. Ширина двигателя не имеет значения для мотоцикла с коляской, а вот высота — жизненно важна.

Конец эпохе «самодельщины» положил три года назад немецкий специалист по доводке двигателей гоночных мотоциклов Михаэль Краузер. Он спроектировал и начал выпускать крохотными сериями двигатель, специально предназначенный для установки в мотоцикл с коляской. В его конструкции учтены все «хитрости», необходимые для этого автомотогибрида. И еще одна необычная пока для мотоциклетных двигателей особенность — вместо карбюраторов установлена система впрыска топлива. «Краузеры», как и лучшие двигатели на основе «Ямахи», развивают мощность около 170 л. с., как двигатели «пятисоток»-одиночек.

Трехкратные чемпионы мира Эгберт Штройер — Бернхард Схнийдерс из Нидерландов «царствовали» в 1983— 1985 годах.
Трехкратные чемпионы мира Эгберт Штройер — Бернхард Схнийдерс из Нидерландов «царствовали» в 1983— 1985 годах.

Каковы результаты этой «маленькой революции»? Если в 60-х годах скорость прохождения круга «колясками» была лишь чуть больше той, которую показывали 50-кубовые мотоциклы, то в наши дни они не уступают «пятисоткам»! А на некоторых трассах показывают и лучшее время — ведь по скорости прохождения поворотов с ними не сравнится никакая «одиночка». Правда, для этого колясочнику приходится изрядно поработать — просто дух захватывает, когда видишь, как он скользит локтем, коленом или бедром по бетону на виражах. Так что у этого редкого вида спорта есть все шансы спастись от вымирания.

А. ВОРОНЦОВ (АМС N3,1991)