сообщение №1041

Конструктор первых АМО. Важинский Е.И.

Важинский Евгений Иванович
Важинский Евгений Иванович

Мы уже давно привыкли к разделению труда в инженерном деле. Проектирование автомобили, расчеты деталей на прочность или износ, испытания, разработка технологии, создание оснастки — за всем этим разные группы специалистов. И в то же время никогда не станут анахронизмом настоящие инженеры широкого профиля. Леонардо да Винчи всегда желанны в любой отрасли.

Когда началась первая мировая война, для русской армии у частных владельцев были реквизированы тысячи автомобилей. Кроме того, десятки тысяч машин пришлось ввезти для военных нужд из Франции, Англии, США, Италии. Как ремонтировать эти экипажи трехсот пятнадцати марок, как их эксплуатировать, как обеспечивать запчастями? Решить эти вопросы могли только специалисты-универсалы, которых пришлось срочно искать среди малочисленных знатоков автомобильного дела.

Одним из них был Евгений Иванович Важинский. Окончив киевский политехнический, он, скорее всего, и не помышлял о военной карьере, но начавшаяся война заставила молодого человека сменить в 1915 году инженерскую фуражку на офицерскую.

Малограмотные армейские водители выплавляли подшипники, бездарные интенданты завозили шины для «рено» туда, где были одни пятитонные «паккарды», механики даже не всегда умели пользоваться штангенциркулем. В таких условиях Важинскому пришлось постигать тонкости автомобильного дела. В 1916 году после тяжелого ранения он стал инвалидом. С 1917 года Важинский — начальник авторемонтных мастерских в Симферополе, через его руки проходят сотни машин: нужно отлить поршень, нарезать зубчатку для коробки скоростей, придумать, чем заменить на «Остине» разбитый осколком рулевой механизм. Он научился держать в голове массу сведений по конструкции узлов, размерам деталей, их материалам, быстро ориентировался в том, с какой модели нужная деталь может подойти без переделки, а какая — с минимальной обработкой. Авторемонтная мастерская стала для него высшей школой практического инженерного искусства.

Многие бывшие офицеры после революции покинули родину. Евгений Иванович с другими остался верен России.

Из Симферополя Важинский попал в Москву. Его приняли конструктором в технический отдел завода АМО, который тогда ремонтировал автомобили. Здесь Евгений Иванович почувствовал себя как рыба в воде. На АМО шла подготовка к выпуску грузовиков модели «Ф15». Надо было переработать и уточнить «фиатовские» чертежи, очень небрежно сделанные, с многими размерами без допусков. Допуски, их назначение, классы точности для многих специалистов наших заводов тогда казались почти черной магией. Важинский самостоятельно разработал систему посадок для АМО-Ф15. Потом пришлось заниматься инвентаризацией и аттестацией всех имевшихся на заводе технологических приспособлений и кондукторов. И еще — спроектировать снабженный упругой муфтой вал, соединяющий сцепление с коробкой передач, разработать самые разные приспособления для обработки деталей.

В 1927 году Важинского назначили на должность главного конструктора. Еще студентом, проходя по Фундуклеевской улице, он засматривался на витрины автомобильного магазина А. И. Гомберга — «Форд и Уайт». Сколько машин этих марок, изувеченных, ржавых, полуразобранных, повстречал он в симферопольских мастерских и на AMO. И вот теперь он главный конструктор — пора повернуться от ремонта к созданию новой техники. Но черед до нее дойдет нескоро. Прежде чем посчастливится проектировать современный ЗИС-101, нужно «облагородить» изрядно устаревший АМО-Ф15. На этом этапе предел мечтаний — усиленный задний мост, одна из ступеней модернизации первой модели АМО.

Кончились 20-е годы. Для первенца советского автомобилестроения начался период реконструкции: новый завод для новой машины. Вместе с современным станочным оборудованием за рубежом были приобретены чертежи и технология 2,5-тонного грузовика «Аутокар». Пока шло строительство новых цехов, его под маркой АМО-2 собирали из импортных деталей. Но «американец» оказался не совсем удобным в производстве. И Важинскому пришлось взяться за очень нужную, хотя и невидную работу — перевод всех размеров из дюймов в миллиметры. И внести в заморскую конструкцию усовершенствования, продиктованные опытом эксплуатации автомобилей в наших условиях. Так родился АМО-3, выпуск которого начали в октябре 1931 года.

Позднее под руководством Важинского были пересмотрены почти все узлы АМО-3. Машина располагала достаточным запасом прочности, чтобы возить не 2,5, а 3 тонны груза. Поэтому у нее реконструировали коробку передач и карданный вал, заменили непрактичный в то время гидравлический привод передних тормозов механическим, перешли на радиатор увеличенной емкости, модернизировали кабину, усилили грузовую платформу, повысили мощность двигателя, ввели множество других, небольших, но полезных новшеств. Во многом благодаря широкой инженерной эрудиции Важинского заурядный и вдобавок перетяжеленный АМО-3 был превращен в прекрасный грузовик ЗИС-5, не сходивший с производства три десятка лет.

О Евгении Ивановиче тепло вспоминали все, кому довелось с ним работать. Предоставляем слово Н. Королеву, ветерану завода: «Квалифицированный специалист, требовательный в себе и людям, он целиком отдавался работе. Ценным его качеством была оперативность в решении производственных вопросов, а в те годы, когда создавались первые отечественные автомобили, таких вопросов возникало особенно много».

Сегодня, отдавая дань уважении тем, кто создавал новую отрасль индустрии, мы называем в ряду конструкторов первых советских автомобилей Евгения Ивановича Важинского.

С. МАРЬИН («За Рулем» №4, 1984)

ВАЖИНСКИЙ Е. И. (1889—1938 гг.)

Один из главных конструкторов советских автомобильных заводов в предвоенный период. Принимал активное участие в проектировании и доводке автомобилей АМО-Ф15, ЗИС-5, ЗИС-6, ЗИС-101. Главный конструктор завода АМО (позже ЗИС) с 1927 по 1938 гг. 6 марта 1938 года Евгений Иванович Важинский был репрессирован.